ChiffaFromKettary
"Случайности"

Три объекта, движущихся, на первый взгляд в разных направлениях,неизбежно встретятся в одной точке именно тогда, когда меньше всего будут этого ожидать - это один из тех законов природы, которые можно объяснить лишь чем-то, с привычным понятием природы не связанным.


Рейтинг: R; Жанры: Слэш (яой), Драма, AU, Омегаверс; Предупреждения: OOC, ОМП, Мужская беременность







Тщательно оберегаемая от посягательств извне холостяцкая квартира, в которую Крис снова перебрался после развода с Викторией, кажется омерзительно тихой, мрачной и холодной. Крис слышит тиканье часов в соседней комнате, хотя раньше не замечал, какая тишина здесь царит. Впрочем, тишину и покой Крис всегда ценил - как и Питер, и точно так же как бывший любовник, сейчас был готов променять вся эту тишину и спокойствие на шебутную возню шестилетнего мальчугана-волчонка, который никак не может определиться, в какой точке пространства-времени он хочет находиться сейчас.

Крис набирает присланный Питером логин около восьми вечера, едва приняв душ и даже не успев поужинать. Хейл с экрана смотрит насмешливо-задумчиво-удивленно, и вместо приветствия хмыкает:

- Ты же наверняка только приехал.

- Сорок минут назад, - Крис кивает, передернув плечами. - Я же обещал звонить по вечерам…

Питер согласно кивает и отворачивается от камеры, чтобы позвать сына.
Рэнди с разбега запрыгивает к отцу на колени, яростными взмахами обеих рук приветствуя заулыбавшегося Криса.

- Мы готовили пиццу! - сообщает Рэн, облизываясь. - Она сейчас в духовке, и она круче магазинной.

- Не сомневаюсь, - Арджент согласно кивает, засматриваясь на беззаботно-веселую улыбку мальчика.

- Расскажи, как ты доехал? - Рэн едва не урчит от любопытства, беззастенчиво стараясь заглянуть за плечо Криса, чтобы рассмотреть, что творится за его спиной.

Крис чуть-чуть сдвигается, чтобы мальчишка смог разглядеть аскетичную обстановку комнаты, и рассказывает про перелет, даже вспоминая пару каких-то забавных моментов, которые сам до этого не замечал. Рэнди смеется так искренне и заразительно, что даже Питер улыбается, пряча улыбку в плечо сына. Минут через десять-пятнадцать Питер усаживает Рэнди на стул, а сам уходит выключить духовку. Крис желает сыну спокойной ночи, по-настоящему жалея, что не может его обнять, уложить в кровать, укрыть одеялом, как делает Питер каждый вечер.

Хочется быть рядом, потому что несмотря на отстраненность Питера, там теплее, чем в доме Криса, чем в его жизни - сейчас или раньше, с Викторией. И Криса немного забавляет прослеживающаяся через года откровенная неприязнь Питера к фаст-фуду: он действительно скорее сам приготовит пиццу, чем закажет доставку или купит замороженную.

Дела, накопившиеся за дни незапланированного отсутствия наваливаются лавиной, на Криса со всех сторон давят вещи о которых не хочется думать, потому что Крис зависает, размышляя, что лучше для шестилетнего ребенка - радиоуправляемый вертолет или машинка, а главная проблема Арджента в том, что ему не у кого спросить, не с кем поделиться тем, что происходит в его жизни. И, если бы не ежедневные, почти по часу разговоры с Рэнди и молчаливый обмен взглядами с Питером, Крис бы, наверное, подумал, что ему события прошедших выходных попросту привиделись. Но удивительно жизнерадостный волчонок каждый вечер развеивает накатывающий за день морок, а Питер охотно делится с Крисом советом, что между вертолетом и машинкой лучше выбрать фигурку Спайдермена, потому что у нынешней отломилась нога, а заказывать все равно пришлось бы в Нью-Йорке.

Крис тратит почти целый день, выбирая игрушку, и все усугубляется тем, что Арджент совершенно не видит разницы между затянутыми в красное трико супергероями.

В пятницу Питер одобрительно кивает, рассмотрев игрушку и, когда Крис убирает фигурку в сторону, зовет Рэнди.

Крис приезжает в субботу утром, не слишком рано, ближе часам к одиннадцати, и Рэн к этому времени уже бодрый, как целая свора радостных щенят. Спайдермен вызывает целую бурю восторга, Крис даже не ожидал, что небольшая пластиковая фигурка может так обрадовать ребенка.
Может потому, что он в шесть лет радовался новому арбалету, и нет, Крис не назвал бы это нормальным детством.

- Есть планы на день? - Крис внимательно смотрит на Питера, сдерживая кажущееся совершенно естественным желание подойти к нему ближе, обнять.

- Ничего определенного, как мне кажется, - Питер в основном смотрит на сына, сидящего на руках у Криса и вертящего в руках игрушку. - Можете сходить прогуляться, пока я закончу с обедом. Покажешь Крису развлекательный центр? - Хейл обращается к восторженно замершему Рэнди.

- Может, тебе здесь помочь? - пожалуй, Арджент чувствует себя немного неловко, хотя перспектива прогуляться с Рэном вдвоем - самый шикарный подарок судьбы за всю эту дурацкую неделю.
Питер пожимает плечами и качает головой.

- Я справлюсь, - звучит немного едко, колко, и Крис принимает эту шпильку вполне спокойно, кивнув в ответ и молча поднимаясь по лестнице вслед за Питером.

Гостевая спальня - просторная, с мебелью из светлого дерева, с широкой кроватью, на которую Рэн тут же забирается с ногами и так же быстро слезает под неодобрительный тихий рык качнувшего головой Питера. Волчонок, впрочем не сильно переживает - оббегает кровать и тянется распахнуть тяжелые шторы.

- Устраивайся. Если что-то нужно - скажи, - Питер кивает в ответ на угуканье Криса и уводит Рэнди с собой, собирать волчонка на прогулку.

***


- Веди себя хорошо, ладно, Рэн? - Питер присаживается перед сыном на корточки, вдумчиво поправляя воротник синей клетчатой рубашки. - Не уходи далеко и не выпрашивай ящик мороженого.

- Обещаю, - Рэнди торжественно кивает.

- А сколько мороженого можно? - уточняет Крис, протягивая волчонку ладонь. Рэнди крепко сжимает его пальцы, задирая улыбчивую мордашку, переводя взгляд с одного мужчины на другого.

- Одно - безапелляционно роняет Питер, покачав головой в ответ на возмущенное гудение Рэнди. - Ты волк или паровоз?

- Волк, - Рэнди улыбается во весь рот.

- Это радует, - Хейл улыбается, потрепав сына по волосам. - Звони, если будут вопросы, Крис. Возвращайтесь часам к трем.

Крис послушно кивает и, отпустив Рэнди повисеть пару секунд на шее у Питера, выходит вместе с ним из дома, щурясь от яркого солнца и привычно закрываясь от него темными очками.

Рэнди ожесточенно трет покрасневший нос, явно сдерживаясь, чтобы не расчихаться, и Крис виновато разводит руками, признавая собственную некомпетентность.

- Папа сказал, что я постепенно привыкну, - Рэнди обмахивает руками раскрасневшееся лицо. - Это же аконитом пахнет?

- Аконитом, - подтверждает Крис. - И, наверное, порохом. Слушай, наверное куртка сильнее всего пахнет, да?

Рэнди пожимает плечами, а Крис, приняв решение, стаскивает с себя джинсовку, подходя к своей машине и закидывая куртку в салон.

- Пойдем пешком или будем ловить такси? - Крис как и всегда ответственно подошел к делу, поэтому маршрут до развлекательного центра выяснил заранее. Идти недалеко, минут пятнадцать-двадцать. Рэнди голосует за пешую прогулку.

В развлекательном центре… шумно. Пожалуй, это самое мягкое определение, которое мог бы подобрать Крис, но волчонку, несмотря на чуткий слух, это совсем не мешает. Правда говоря что-то Крису, он повторяет по два, а то и по три раза, постепенно повышая громкость, потому что Арджент в этом многоголосом детском гаме, музыке и трелях игровых автоматов не может разобрать, что именно Рэн ему говорит. Впрочем, на пятый или шестой раз они все-таки находят компромиссный вариант - Рэн кричит погромче, Крис наклоняется пониже.

Арджент в общем-то никогда не был в таких местах. Может в детстве, но, на самом деле, охотник не помнит ничего подобного в своем детстве. Ничего настолько шумного, яркого, светящегося всеми цветами радуги.

Рэнди объясняет правила - купить жетонов, навыигрывать билетов, обменять их на игрушку, или на батут или на еще что-то переливающееся, светящееся с труднопроизносимым названием. Крис чувствует себя австралийским аборигеном в центре карусели.

Та странная штуковина объявляется слишком девчоночье-омежьей, игрушки - для малышей, поэтому основной целью дня становится дюжина минут на цветистом, изображающем джунгли батуте, и Крис мог бы с гордостью сказать, что вдвоем с целью набрать целый ворох отрывных талончиков они справились чуть более чем за час. За это время Крису пришлось поучиться колотить барабанными палочками по чему-то отдаленно напоминающему барабаны (а в юности Арджент предпочитал гитару, так что это было очень в новинку), а так же освоить наудачу игру, правила которой он так и не понял - но там было что-то с разнообразными животными. Получалось у него, вроде, неплохо. Во всяком случае Рэн был явно доволен.

Затем Крис выясняет, что больше всего Рэнди любит пломбир с шоколадной крошкой - в большом вафельном рожке, хрустящем от обилия в нем сахара. Всю немаленькую очередь за мороженым Рэнди с видом довольного утомленного суслика висит у Криса на руке, крепко обнимая где-то пониже локтя и прижимаясь щекой к гладкой ткани рубашки. Волчонок иногда недовольно фыркает, когда в порыве чувств утыкается носом в Криса, но быстро учится одергивать себя, заставляя Арджента надеяться, что они с Питером сумеют найти способ постепенно приучить Рэнди к специфическому запаху, сопровождающему охотника.

- Пломбир с шоколадной крошкой, - Крис протягивает сыну вафельный рожок, невольно зависая, залюбовавшись теплой, искренней улыбкой мальчика.

- Спасибо, пап, - Рэн обхватывает ладонями сладкое лакомство, не сводя взгляда с Криса -тоже, кажется, любуется, запоминает, наслаждается моментом.

- Но больше сладкого есть не будем, - все-таки Крис смущается, с улыбкой отводит взгляд, обнимая мальчика за плечи. - А не то Питер нам головы откусит. Ну, мне - точно.

Рэнди оценивающе смотрит на Криса и согласно кивает.

- Знаешь, что сегодня на обед? - Крис рассматривает ореховое мороженое, которое зачем-то заказал себе, хотя его максимумом обычно становилась брошенная кем-то из родственников ложка сахара в чае.

- Сегодня курочка, - Рэнди хищно облизывается, и тут же закатывает глаза. - С овощами.

- Овощи нужно есть, - назидательно произносит Крис, понимая, что ему явно нужна подготовка к подобным разговорам, настолько неубедительно он звучит.

- И брокколи? - очень серьезно уточняет Рэнди, слизывая верхушку с мороженого.

- Если папа говорит, что нужно есть брокколи, значит нужно есть брокколи, - Крис качает головой. - Я серьезно. Волчатам тоже нужны витамины и прочие полезные штуки из овощей.

- Ну ладно, - Рэнди самоотверженно кивает. - Папа тоже так говорит.

Крис поворачивается к подошедшей к скамейке женщине, слишком многозначительно молчащей, чтобы можно было подумать, что она здесь остановилась случайно. Еще до того, как кто-либо успевает открыть рот, к женщине подбегает девчушка, помладше Рэнди, и замирает, ухватив мать за подол юбки, сжимая в свободной руке рожок с ярко-розовым мороженым.

- Привет, Ли! - Рэн разворачивается, помахав застенчиво ответившей девочке. - Здравствуйте, миссис Джоунс!

- Здравствуй, Рэндольф, - женщина кивает, привычным жестом поправляя съехавшие к кончику носа очки. - А ты сегодня с кем?

- С папой, - гордо информирует волчонок раньше, чем Крис успевает вставить хоть слово. Миссис Джоунс переводит вопросительный взгляд на Криса, поднявшегося навстречу.

- Кристофер Арджент, - Крис протягивает женщине руку и та церемонно отвечает на рукопожатие, скашивая взгляд на детей, оживленно пробующих друг у друга мороженое. - Я отец Рэнди… И да, я уверен, что Питер никогда обо мне не упоминал.

- Мэри Джоунс, - молодая женщина почти кокетливо улыбается. - Ну почему же… Упоминал, как раз в середине этой недели. Рэнди учится в моем классе, так что я должна знать все, что происходит с моими учениками. Справляетесь?

Крис отвечает на доброжелательную улыбку смешком и коротким, но уверенным кивком.
- Справляется, - серьезно кивает Рэнди, размашисто вытирая перемазанные мороженым губы рукавом рубашки. Крис жмурится, стараясь не расхохотаться в голос.

- Ну ладно. Продолжайте в том же духе, - Мэри многозначительно и смешливо смотрит на Криса и, попрощавшись с обоими, уходит в сторону пиццерии, крепко держа за руку глазеющую по сторонам девчушку.

- Нельзя вытирать рот рукавами, - вздыхает Крис, даже не пытаясь сдержать почти ненормально довольную улыбку, изгибающую губы.

- Ой, - Рэн растеряно смотрит на рукав, который Крис промакивает салфеткой. - Да. Я знаю. Но я забываю, да и вообще так удобнее…

- Ну, возможно, - Крис выкидывает салфетку и снова садится на скамейку, едва не урча от удовольствия, когда Рэнди забирается к нему на колени, облизывая мороженое, кусая сахарный рожок и издавая при этом миллион разнообразных звуков. - Но если ты будешь так делать, будешь ходить как поросенок. И на тебя будут садиться мухи.

- Фу! - Рэн брезгливо кривится, мотая головой, что не мешает ему в следующую секунду снова приняться за мороженое.

***


Вечером Крис наблюдает за тем, как Питер укладывает Рэнди. Запоминает, сидит рядом, пока Хейл читает засыпающему ребенку пару страниц из книги сказок, осторожно высвобождает ладонь, на которой Рэн с удобством устроился, слегка морща нос и вслед за Питером выходит из детской, прижимаясь спиной к стене, чтобы немного прийти в себя - шквал эмоций просто сметает, так, что даже дышать сложно, что руки трясутся, что в горле комом собирается что-то горькое и одновременно сладкое.

Крис чувствует себя совершенно беззащитным под внимательным взглядом остановившегося неподалеку Питера. Но Хейл не пользуется преимуществом, не причиняет боли, только зовет кивком за собой, и Крис невидяще отсчитывает пятнадцать ведущих вниз ступенек и два поворота налево, чтобы сесть в кресло, которое уже почти называет своим. В зале прохладно, и Питер зябко ежится, прикрывая распахнутую настежь форточку, а заодно запахивая и шторы, перед тем, как сесть напротив Криса.

- Может, чаю? - Ардженту действительно хочется чая, пожалуй, самого домашнего и семейного напитка. - Только не зеленого.

- Есть не зеленый, - покладисто кивает Питер, сдергивая со спинки стула, мимо которого проходит, фланелевую рубашку и натягивая её поверх футболки. - Красный устроит?

- Вполне, - Крис присматривается к реакции Питера, когда тянется на полку за кружками - где они стоят, Крис уже выучил. Хейл наблюдает краем глаза, не поворачиваясь, но не выказывает неприязни. Ставит чайник на огонь, достает с полки металлическую банку с замысловатым узором, принюхивается и удовлетворенно кивает.

- Ты не знаешь, как Рэнди приучить… к запаху аконита? - Крис наконец-то вспоминает об этом, потому что Питер чуть морщит нос, принюхиваясь к банке.

- Ему просто нужно привыкнуть. Он уже под вечер почти не обращает внимания, только морщится иногда, но уже не чихает, - Питер деловито ошпаривает заварник кипятком перед тем, как насыпать туда чай.

- Но через неделю он наверняка снова будет чихать, - Крис качает головой. - Может…

- Оставь что-нибудь из одежды, - Питер садится на стул напротив Криса, поставив между ними исходящий паром и вкусным запахом заварник. - За неделю запах, конечно все равно выветрится… Но за пару недель он окончательно привыкнет. И к акониту, и к пороху. И я буду тебе признателен если ты постараешься не… как это у вас сейчас называется? Рейды? - дождавшись неуверенного кивка Криса, Питер продолжает:

- В общем, запах крови, тем более отравленной, не сходит с кожи около суток. А я не хочу, чтобы Рэн к нему привыкал. Это не хорошо.

- Ладно, - Крис кивает, следя за тем, как Питер разливает чай по чашкам и убирает чайник в сторону. У Питера чертовски красивые руки - широкие мощные запястья, сильные, длинные пальцы. Крис моргает и встряхивается, сгоняя наваждение, и про себя надеясь, что Питер ничего не заметил.
Во всяком случае, Хейлу хватает великодушия не подавать вида.

- Я понял, - Арджент еще раз кивает. - Все связанные с охотой дела буду заканчивать до пятницы.

- Ага, - коротко отзывается Питер, поднося чашку к губам и аккуратно дуя на поверхность напитка. Крис дожидается, пока Питер сделает глоток и поставит чашку на стол.

- Говори уже, - недовольно рычит Хейл, когда Крис медлит лишнюю секунду, наверняка распространяя по комнате легко читаемые сигналы: Питеру не понравится, то, о чем сейчас пойдет разговор.

- Я хочу оформить отцовство.

Крис проговаривает это быстро, четко, и выжидающе замолкает, понимая, что кружка с чаем в него не полетит - слишком много шума.

- Ты альфа, - Хейл пренебрежительно кривится. - Я не могу тебе помешать.

- Питер, дело не в этом, - Крис на секунду сжимает ладони на обжигающей керамической чашке. - Рэнди мой сын тоже, и я хочу чтобы все было официально. Правильно.

- Твои родственники будут в восторге, - Питер криво улыбается. - Как поживает малышка Кейт? По-прежнему выцарапывает глаза котятам?

- Кейт в клинике, - Крис опускает взгляд, рассматривая темно-коричневый напиток в чашке. - После смерти отца совсем слетела с катушек. Я не думаю, что она оттуда выйдет, она опасна.

- Я тебе это еще лет пятнадцать назад говорил, - Питер отмахивается. - Но, тем не менее, я уверен, что в клане найдется не одна дюжина людей, которые искренне не обрадуются такому повороту дел. Хочешь натравить на нас половину крупнейшего охотничьего клана в мире? Крис, тебе не кажется, что это немного безответственно?

Крису нужно несколько мгновений, чтобы снова успокоиться. С Питером всегда так, он выводит Криса из себя так легко, будто это ничего не стоит сделать. Он не альфа и у Арджента нет прямой потребности дать ему отпор, поэтому когда Питер злится, у Криса все мысли путаются, все рефлексы отказывают и он на самом деле не знает, что делать, особенно сейчас, когда все остальные эмоции - любую злость, любое недовольство, перекрывает необходимость заботиться о человеке, выносившем его ребенка.

И, возможно, Питер об этом знает, поэтому и позволяет себе так открыто демонстрировать свои чувства, свою злость, не осторожничая и не скрытничая, как это бывает обычно.

Крис выравнивает дыхание, снова поднимая взгляд на Хейла, отмечая, что тот выглядит тоже совершенно спокойным. Упрямо вздернутый подбородок, недовольный излом губ, прищуренные глаза, внимательно следящие за каждым движением Криса. Арджента просто разбивает, раздирает ностальгией и оформляющимся все четче и ярче желанием.

- Я не буду ставит клан в известность, - ровно и мягко проговаривает Крис. - Это не их дело. Моя жизнь, возможно и дело семьи, но в твою и жизнь нашего сына я им лезть не позволю. Мне нужно только твое согласие. Всё остальное я сам сделаю.

- Тебе даже мое согласие не нужно, по факту, - Питер фыркает, отгораживаясь от Криса дымящейся чашкой.

- Ты же прекрасно знаешь, что я не собираюсь забирать у тебя сына, - Крис перегибается через стол, сердито вглядываясь в неприязненную лазурь чужих глаз. - Я бы этого никогда не сделал.

- Я знаю, Крис, - Питер со вздохом пожимает плечами, расслабляясь. - Не торопись. Мне нужно будет поговорить с Дереком…

В ответ на вопросительный взгляд Криса Питер поясняет:

- Дерек - альфа. Официально оформляя отцовство ты становишься частью стаи и я должен его об этом предупредить. И лучше сделать это лично.

- Когда? - терпеливо уточняет охотник.

- На следующей неделе я поеду в Лос-Анджелес, нужно решить кое-какие вопросы, связанные с бизнесом. Тогда и поговорю с ним. Потом можешь начинать заниматься бумагами.

- А если Дерек будет против… охотника в стае?

Питер лениво, вальяжно и красиво скалит клыки, даже не озвучивая и без того предельно понятный ответ.

Слегка остывший чай охотник и оборотень допивают в полной тишине, потом Питер моет чашки, Крис старательно вытирает их полотенцем, привычно, с какой-то давней, незабытой нежностью следя за каждым движением Питера.

- Как ты смотришь на двойную фамилию? - Крис осторожно удерживает Питера за плечо, едва касаясь кончиками пальцев. - Хейл-Арджент. Мне кажется, неплохо звучит.

Питер молчит несколько секунд, обдумывая, а затем кивает и уходит наверх, пожелав Крису спокойной ночи.





Утром Крис просыпается незадолго после рассвета, обнаружив, что у него под боком свернулся клубочком теплый, смешно сопящий Рэнди, сонно распахнувший глаза, стоило Крису повернуться на бок.

- Привет, - тихо произносит Арджент, обнимая довольно заурчавшего мальчика.

- Привет, - отзывается Рэнди, устраиваясь поудобнее.

- Тебе не рано просыпаться? - Крис близоруко щурится, пытаясь разглядеть положение стрелок на висящих на стене часах. - То есть… может, хочешь еще поспать?

- Не-а, - Рэнди потягивается, вытягивая вверх руки и вслепую нащупывает шею Криса, обнимая.

- Рассказать тебе что-нибудь?

- Да-а, - воодушевленно, хоть и немного сонно тянет Рэнди. - Правда что у тебя из окон весь-весь Нью-Йорк видно?

- Ну… в общем-то нет… Нью-Йорк большой. Но реку видно.

- У нас тоже есть река, - Рэн взмахивает рукой. - Далеко. Мы как-то ездили туда с папой, но нам там не понравилось. На море лучше.

- Да, на море должно быть классно.

Рэн рассказывает, как они с Питером собирали там ракушки прошлым летом - насобирали целый большой мешок и когда-нибудь Рэнди что-нибудь с ними сделает, например корабль.

Крис кивает, в принципе не видя в планах таких противоречий, на которые стоило бы указывать шестилетнему ребенку в семь часов утра в воскресенье.

К восьми утра желудок волчонка начинает недвусмысленно намекать, что неплохо бы закинуть туда какой-нибудь сытной еды. Рэнди смеется, закрывая лицо руками, пока Крис их обоих приводит в вертикальное положение, легко щекоча старающегося не шуметь сына.

- Поможешь мне на кухне? - Крис взваливает довольно заугукавшего Рэнди на плечо и тащит его в ванную - умывать его и себя и приводить в порядок.

Минут через пятнадцать они наконец-то добираются до кухни, и Крис абсолютно уверен, что своим топотом и шумом они давно уже разбудили Питера, даже если тот все-таки спал. Впрочем, это только лишний повод приготовить завтрак.

Рэнди достает из шкафчика кружки, расставляя их на столе - одна большая, белая с нарисованным на ней волчонком и две поменьше, черно-красные. Затем деловито распахивает холодильник, доставая оттуда пачку молока, коробку с яйцами и нарезанную ломтиками ветчину.

- Эм… Яичница и… какао? - угадывает Крис.

- И блинчики? - неуверенно спрашивает Рэнди, заставляя Криса задуматься.

- Я не умею готовить блинчики… Ну… мы можем найти рецепт и попробовать. Как ты на это смотришь?

На это Рэнди смотрит очень положительно, судя по воодушевлению. Еще через минуту совместно принимается решение не готовить яичницу, так как количество яиц явно не рассчитано на такой пир горой, и Крис убирает ветчину обратно в холодильник, позволяя волчонку стянуть кусочек.

- И тебе придется научить меня варить какао… - признается Арджент.

- О, это я могу, - Рэн яростно кивает и улыбается куда-то за спину Арджента. - Доброе утро, пап!

- Доброе утро, волчонок, - Питер удивительно сонный, растрепанный и домашний, ловит подбежавшего Рэнди, поднимая на руки, наклоняет голову, позволяя мальчишке зарыться руками в его волосы, и поворачивается к Крису. - Доброе утро, охотник.

- Доброе утро, Питер. Мы тут…

- О, я вижу, - Питер мягко, улыбчиво щурится, опуская Рэнди на пол. - У вас тут боевые действия полным ходом. Что у нас на завтрак?

- Блинчики! - радостно оповещает отца Рэнди. - Правда мы не умеем их готовить.

- Ну, для кого-нибудь другого это могло бы стать проблемой, но я уверен, что не для вас, - Питер улыбается сыну, затем переводит взгляд на Криса и то ли со сна, то ли от благодушного настроения не успевает сменить выражения глаз - смотрит на Арджента мягко, тепло, правда всего пару секунд, затем зарываясь ладонью в волосы и предупреждая, что он ушел умываться.

Блинчики не пригорают только чудом, в какао Рэнди столько маршмеллоу, что какао за ним почти не видно - и Рэн очень доволен этим фактом, - спонтанно образовавшиеся сандвичи с ветчиной и сыром выглядят несколько кособокими из-за весьма специфично нарезанных кусков хлеба, но кофе Крису удается, как и всегда.

***


- Подожди-ка, - Крис задумчиво хмурится, сверля взглядом принявшего видеозвонок Питера. - Подожди, ты сказал, что поедешь в ЛА на этой неделе, да?

- Ты определенно теряешь хватку, охотник, - Питер закатывает глаза, выразительно качая головой. - Я же сказал тебе об этом два дня назад. Съезжу в ЛА, сделаю дела, поговорю с Дереком. Я пару раз в месяц туда мотаюсь.

- А Рэн?

- Когда у него каникулы, беру с собой, - терпеливо поясняет Хейл. - А так оставляю с няней. Она не первый год у меня работает, так что можешь не беспокоиться.

Крис стоически справляется с количеством сарказма в последней фразе.

- Я могу с ним посидеть, - Крис внимательно следит за выражением лица оборотня. - Или мне ты доверяешь меньше?

- Ну, опыта у тебя определенно меньше, - с почти добродушной издевкой хмыкает Питер. - Нет, я не против, Арджент.

Питер скашивает взгляд в сторону, что-то прикидывая, и затем уже более уверенно кивает:

- Да, тогда я уеду утром в субботу, проведу полнолуние со Стаей - Дерек давно на этом настаивает, заодно поговорю с ним. Вернусь в понедельник утром. Если повезет - в воскресенье вечером, но я бы не стал на это надеяться.

- Я могу остаться до понедельника, - Крис быстро пролистывает ежедневник, вычеркивая назначенную на утро понедельника встречу. - Да, без проблем, - Арджент поднимает взгляд на Питера, успевая заметить мгновенно погасшие насмешливые искры в голубых глазах. - Мне нужно чему-то срочно научиться? Чтобы не облажаться как с какао, - Крис смешливо фыркает, надеясь, что Питер ответит , и угадывает - Хейл отводит взгляд, улыбнувшись и качнув головой.

- Потренируйся варить овсянку, охотник. Потому что тебе предстоит её запихнуть в нежелающего её есть волчонка, а я не смогу сварить её заранее и тебе оставить - Рэн не ест её разогретую или остывшую.

- Я так понимаю - овсянка то еще испытание, да? - Крис задумчиво кивает.

- Угу. Ладно, я тебе электронкой скину, что еще.

Крис варит и ест овсянку по утрам всю неделю и совершенно точно не может сказать, что к субботе она становится вкуснее - на взгляд Арджента, скользкая странная каша остается такой же противной, как и в детстве.

А Питер, кстати, овсянку любил - вполне мог заказать её себе на завтрак к кофе, - так что ему определенно проще уговаривать волчонка, чувствующего настроение окружающих.
В субботу утром, ровно в половину седьмого, Крис переступает порог уже почти что родного дома - что уж, здесь определенно лучше и уютнее, чем в его квартире. Питер коротко кивает, указывает взглядом наверх и поясняет:

- Рэн проснулся, но я не стал его поднимать. Пригляди за ним, лучше, если он проспит хотя бы до восьми. Если что-то случится - звони мне. Я оставил на столе номера людей, к которым можешь обратиться, если что. Но ты большой мальчик, надеюсь, что справишься.
Крис с удивлением понимает, что Питер пытается выдать искреннее волнение за насмешку.

- Все будет в порядке, Пит, - Крис успокаивающе хлопает бету по плечу. - Я серьезно. Мы будем тебе звонить. И я обещаю не кормить ребенка фаст-фудом, мороженым и замороженной лазаньей…

- Я приготовил обед и ужин, найдешь в холодильнике, разогреешь, - Питер по-прежнему чуть нервно щурится. - На завтра сам что-нибудь придумай.

- Хорошо, - Крис удерживает себя от желания переложить ладонь на шею оборотня, погладить, успокаивая. Дело не в том, что Питер в этом не нуждается, Хейл со свойственным ему упрямством просто не хочет принимать этого от Криса. Арджент надеется, что временно. - Как ты сам? - все таки уточняет Крис. - Полнолуние…

- Боже мой, Арджент… - Питер раздраженно цокает. - Я отец шестилетнего ребенка, у меня не просто нет проблем с самоконтролем. Я - воплощение самоконтроля.

- Понял, - покладисто соглашается Крис. - Рэн начнет обращаться где-то через год?

- Думаю да, может позже, - Питер кидает взгляд на часы. - Все, Крис, звони если что-то случится.

Когда за Питером закрывается дверь, Крис стоит еще несколько мгновений, рассматривая гладкую бежевую поверхность, собираясь с мыслями, стараясь осознать происходящее, а затем делает несколько шагов по ступенькам наверх и все закручивается с невероятной, кажется, скоростью.

Поцеловать сонно заурчавшего мальчика в лоб, поправить сползшее одеяло, плотнее запахнуть шторы, посидеть рядом с ним, пока тот снова не заснет.

Спуститься на кухню, приткнуть ноутбук на кухонном столе, сварить себе кофе, плотно прикрыв дверь, чтобы шумом и запахом не разбудить заснувшего мальчика, успеть поработать с двумя документами до того как кончатся две чашки кофе и начнет казаться, что на втором этаже намечается какое-то шевеление.

Подняться наверх, убедиться, что Рэнди уже окончательно проснулся и не собирается снова спать даже несмотря на отчаянную зевоту, отнести его в ванную, умыть, забрызгав при этом всю комнату и познакомившись с желтым резиновым утенком по имени Гарольд, почти спуститься на первый этаж вместе с довольно повисшим на плече Рэндольфом, но вовремя вспомнить, что на ребенке по-прежнему пижама со Спайдерменом, подняться обратно и переодеть Рэнди в футболку и шорты.

Сварить овсянку, попробовать, тяжело вздохнуть, поставить перед собой и Рэнди по тарелке и по стакану с апельсиновым соком, тяжело вздохнуть еще раз и честно признаться, что терпеть не можешь овсянку, но раз Питер сказал есть по утрам именно её - придется проходить через это вместе.

Не поддаться на уговоры Рэнди и все-таки справиться со своей тарелкой каши, пока волчонок старательно и самоотверженно доедает свою.

Мультфильмы, книги, немного компьютера, скайп, прогулка по окрестностям, магазин, пачка зефира, еще один мультфильм, куча фотографий - Крис, никогда не пользовавшийся камерой на смартфоне изучил её за день, кажется досконально, заодно изучив искусство селфи в обнимку с вертящимся, хохочущим волчонком… День пролетает незаметно, вечером Крис растягивается на диване, держа перед собой книгу, а Рэн прижимается к его боку, заинтересованно рассматривая красочные картинки и слушая очередную сказку, которую Крис, судя по всему читает то ли неправильно, то ли забавно - Рэн тихо хихикает, норовя обхватить Криса ручонками поперек груди.

К восьми часам волчонок затихает, и Крис аккуратно поднимается, собираясь отнести мальчишку в кровать. Рэн слабо возится на диване, хлопает ресницами, медленно и сонно прижимая ладони к раскрасневшимся щекам, мутно смотрит на Криса, изумленно опустившегося перед ним на корточки.

- Рэнди... - Крис прижимает тыльную сторону ладони ко лбу волчонка, недоверчиво хмурясь - лоб горячий, немного влажный, глаза покрасневшие и совсем больные. - Рэнди, детка, оборотни же не болеют… Что случилось? Что ты чувствуешь?

- Голова болит, - бормочет волчонок, морщась и укладывая ладони на виски.

- Еще что? Жарко? Или наоборот холодно? С тобой такое случалось?

Рэнди устало мотает головой, явно не горя желанием отвечать на расспросы.

- Хороший мой, ну помоги мне, - растеряно тянет Крис, прекрасно осознавая, что даже если волчонок ответит на все расспросы, ему это ничем не поможет.

- Глаза болят, - Рэн, тянется потереть глаза кулаками, но Арджент аккуратно перехватывает тонкие запястья, поглаживая. - Всё болит, - резюмирует волчонок, кривясь. - И жарко…

Крис растерянно охает, когда волчонок тянет к нему руки, прижимаясь и утыкаясь горячим лицом в изгиб шеи.

- Так, - Арджент аккуратно прижимает ребенка к себе, поднимаясь на ноги. - Пойдем звонить Питеру.

Рэнди хнычуще угукает, крепко обвивая руками шею охотника.

Питер отвечает на звонок через пару минут, еще рыча на кого-то находящегося вне обзора камеры, и за пару секунд оценивает ситуацию, хмурясь.

- Что случилось? - оборотень переводит взгляд с Криса - охотник сам удивляется тому, насколько растерянным он сам выглядит, - на вяло взмахнувшего рукой сына.

- Я не знаю, - признается Крис. - Температура поднялась, глаза болят, жарко… вялый совсем. Может, аллергия? На аконит. Вы же не болеете…

- Не части, - Питер чуть кривится, мотнув головой, наклоняясь ближе к экрану, рассматривая медленно моргающего Рэнди. - Волчонок, скажи мне, что болит?

- Всё болит, - Рэнди порывается закрыть лицо руками и отвернуться, но Крис снова перехватывает его руки, успокаивающе поглаживая сына по взъерошенным мокрым волосам.

- Детка, я понимаю, - Питер терпеливо кивает. - Что сильнее всего болит? Глаза?

Рэнди кивает и показывает отцу растопыренные пальцы.

- Пальцы болят? Крис, посмотри, что у него с деснами, особенно над верхними клыками.
Почти полминуты Арджент уговаривает волчонка открыть рот.

- Припухшие, насколько я могу судить, - в конце концов резюмирует Арджент, удивленно вскидывая брови, когда слышит чей-то незнакомый вопль:

- О, и как у них там дела? Я должен…

- Стайлз, - тихо и опасно полурычит Питер. - Сгинь и не мешай мне. Потом поговоришь. Не сегодня.

- Не рычи на меня, - фыркает так и не появившийся в кадре Стайлз. - А то я Дереку скажу, что ты рычишь на его беременную омегу!

- Не оставишь меня в покое и я скажу Дереку, что ты снова ел апельсины, которые тебе нельзя, - в ответ разносится возмущенный вопль, включающий в себя фразу “не совсем нельзя, а можно по чуть-чуть”, а Питер продолжает:

- Так альфе и объяснишь. И от тебя до сих пор несет цитрусами, иди дальше отмывайся. Так, я снова с вами, - Питер коротко закатив глаза поворачивается к экрану. - Тебе привет от Стайлза и от Дерека, волчонок. А теперь посмотри на меня. Рэнди, пожалуйста.

Проникновенный тон срабатывает - Рэндольф неохотно выпрямляется, поворачиваясь к Питеру. Хейл дожидается, пока волчонок усядется, и немного наклоняется к камере, внезапно зарычав, показывая клыки, и камера сбоит, передавая вспышку лазури в чужих глазах. Рэнди вжимается спиной в грудь Криса и обиженно рычит в ответ - совсем по-щенячьи, тихо и неубедительно, но в окошке в углу экрана Крис видит точно такие-же помехи на изображении - радужки волчонка на пару мгновений наливаются теплым золотом. Рэнди переводит взгляд с Питера на Криса, задирая голову - растерянный, ищущий каких-то объяснений, от которых охотник и сам бы не отказался, и в итоге оба снова поворачиваются к Питеру.

- Все в порядке, волчонок, - Питер мягко улыбается сыну. - Ты молодец. Через несколько полнолуний уже начнешь обращаться.

- Правда? - в усталом, немного сиплом голосе мальчика отчетливо проступает восторг. - Как ты?

- Как я, - со смешком подтверждает Питер. - Все нормально, Крис, такое случается… Тело постепенно подготавливается к обращению.

- А не рано? - уточняет Арджент, чувствующий в себе какие-то непривычные зачатки истерики.

- Нет, - Хейл качает головой. - Нормально, правда я думал, что это случится позже.

- Что лучше сделать? - Крис скашивает взгляд вниз - Рэнди с довольным, уставшим урчанием улегся обдумывать мысль о грядущем обращении.

- Уложи его спать в мою постель, - Питер задумчиво трет переносицу. - И сам ложись с ним. Знакомые запахи должны его успокоить.

- Хорошо…

- Дай ему теплого молока с мёдом, Рэнди его любит. Через пару часов ему должно стать получше и он должен уснуть. Позвони мне часа через два, хорошо? Я буду ждать.

- Хорошо, - снова кивает охотник, наконец-то сгоняя с себя всю растерянность, граничащую с испугом, приходя в свою относительную норму, будто специально, чтобы успеть увидеть, насколько Питер сам нервничает, почти пугается, почти не знает, что делать - Крис проверял, раньше следующего вечера Хейлу до дома банально не добраться и это один из явных минусов жизни в захолустье. - Все будет в порядке, Питер, я справлюсь. И позвоню тебе, как только Рэн уснет.

- Я уже сплю, - ворчливо бормочет волчонок куда-то в плечо Крису, ерзая горячей щекой.
Питер просто кивает пару раз, прощается с сыном и желает ему хороших снов.

- Я скоро буду настоящий волк, - сонно и устало бормочет Рэн, снова и снова пытаясь потереть глаза.

- Будешь, - Крис снова и снова перехватывает шустрые, несмотря но общую вялость ребенка ручонки и целует сына в макушку. - Совсем как папа.

- Ага, - подтверждает Рэн, устало вздыхая, оставляя попытки дотянуться руками до глаз и замолкая. Крис заходит в его спальню, чтобы взять пижаму со Спайдерменом и самого Спайдермена, и несет волчонка, прижимающего к груди свои сокровища, в спальню Питера, в первые мгновения замирая на пороге чужой комнаты, оглядываясь. Ничего особенного. Ничего необычного - хотя Питера просто невозможно не заподозрить в наличии чего-нибудь необычного. Просто просторная спальня с тяжелыми, плотно задернутыми портьерами и широкой кроватью. На неё Крис усаживает волчонка, переодевает, укрывает теплым легким одеялом до груди, садясь рядом, спохватывается, вспоминая про молоко и через полдюжины минут возвращается с теплым напитком, который Рэн выпивает с видимым удовольствием и начинает закрывать глаза еще на последних глотках.

Щеки по-прежнему красные, лоб влажный - Крис нервничает, ложась рядом и осторожно обнимая, прижимая к себе закутанного в одеяло ребенка. Рэнди возится под руками, разворачиваясь, чтобы уткнуться носом в грудь Криса, и затихает, задремывая, в окружении тепла, знакомых, родных запахов, спокойствия.

Через пару часов температура действительно спадает, волчонок дышит спокойнее, и Крис уходит ненадолго из спальни, чтобы позвонить Питеру. Хейла хочется успокоить. Сильно хочется, так, что Крису приходится всерьез сдерживать всё то ласковое и нежное, заботливое, что почти вопреки желанию рвется наружу - Питер не позволит, не сейчас. Но Крис мягко улыбается бывшему любовнику, считывая в волке и без того присущую оборотням в полнолуние излишнюю нервозность, говорит, что все в порядке, что Рэнди лучше, и Хейл постепенно смягчается, кивая.




Питер приезжает поздно вечером в воскресенье - Рэнди уже спит, да и сам Крис начинает задремывать на постели Питера, просыпаясь только от бархатисто-тихого урчания подъезжающей к дому машины. Волчонок, замотавшийся в одеяло, не просыпается, только крепче вцепляется в одеяло, когда Крис плавно, осторожно поднимается с кровати, направляясь к двери, чтобы встретить вернувшегося хозяина дома.

Питер выглядит немного вымотанным - даже непривычно, - а еще взволнованным и тщательно - но недостаточно - скрывающим этот факт.

- Спит уже, - отвечает Крис на безмолвно, одним взглядом заданный вопрос. - Ему сегодня намного лучше, да ты и сам видел. Я подумал, что стоит его опять уложить в твою кровать…

- Да, правильно, - Питер коротко кивает и даже, кажется, улыбается Крису. - Я пойду к нему…

- Ужинать будешь? - осторожно уточняет Крис, надеясь, что Питер все-таки не откажется - Ардженту до горечи в глотке хочется заботиться о нем и их общем ребенке. Альфе это необходимо - инстинкты, до этого момента тщательно и умело сдерживаемые Крисом, рвутся наружу.

- Да, можно, - почти растеряно отзывается явно не ожидавший чего-то подобного Питер. - Голоден, как волк.

- Ладно, я тогда разогрею. Тоже еще не ужинал, - Крис несколько мгновений наблюдает за Питером, размеренно кивнувшим и отвернувшимся, чтобы подняться по лестнице на второй этаж, и уходит на кухню, доставать приготовленную вместе с Рэнди пасту карбонара.

Питер возвращается, сняв пиджак, умывшись и закатав рукава темно-синей рубашки - Крис снова слишком откровенно смотрит на его запястья, затем невольно переводя и останавливая взгляд на открытой шее. Смаргивает и тянется за штопором - подать Хейлу, прихватившему с собой бутылку вина.

- Как поговорил с племянником? - Крис раскладывает пасту по тарелкам и убирает остатки в холодильник, пока Питер расставляет бокалы, наливая в них вино.

- Нормально, - оборотень пожимает плечами. - Я и не думал, что будут какие-то проблемы с этим. У Дерека сейчас достаточно проблем с двухгодовалым сыном и двадцатилетним, второй раз беременным омегой. В общем, там весело. Стараюсь не показываться там без крайней нужды.

- Это он рвался поболтать с Рэнди?

- Поболтать с Рэнди, поглазеть на тебя, - Питер кивает, наматывая спагетти на вилку. - Стайлз Стилински. Сынок шерифа Стилински. Ты его, наверное, не помнишь, а вот он тебя, почему-то отлично помнит.

- Твой племянник женат на сыне шерифа Стилински? - Крис медленно качает головой, переваривая информацию. - И всё еще жив?

- Ну ты же знаешь Джона, - Питер делает какой-то неопределенный жест, видимо указывающий на то, что Крис учился в школе вместе со Стилински. Питер тоже, но на три года младше. - Он становится до невозможности мягок, когда дело касается его сына. Хотя пару раз он стрелял в Дерека. Один раз я даже наблюдал за этим представлением.

- Без аконита? - Крис со смешком представляет себе это, когда Питер кивком подтверждает его слова.

- Без аконита. Что только еще больше уверило Дерека в том, что шериф, в общем-то и не против, - Питер усмехается, с интересом разглядывая охотника. - Расскажи, как вы тут справлялись.

Крис охотно рассказывает, даже демонстрирует Питеру фотографии - тот вертит смартфон, перелистывая фотки, пока Крис, жестом осадив оборотня, убирает со стола.

- Ты ему нравишься, - мягко тянет Питер, во второй раз пролистывая ворох фотографий до конца.

- Тебя это не напрягает? - Крис вытирает руки кухонным полотенцем, подходя ближе к сидящему на крае стола Питеру, чтобы забрать телефон.

- Нет, - оборотень хмурится немного задумчиво, качая головой. - Это самый лучший вариант, так или иначе. Для него это хорошо. Постарайся оправдать его ожидания, Крис.

- Иначе ты меня прикончишь, да? - Арджент наблюдает за тем, как Питер, кивнув, делает глоток и ставит бокал на стол. - Я бы не хотел его разочаровать. Я вообще не думал, что у меня будет такой шанс…

- Не собирался жениться снова? - Питер скептично приподнимает одну бровь.

- Нет, - охотник пожимает плечами. - Совсем не собирался. Но это ощущение… - Крис невольно поднимает взгляд наверх, к потолку, туда, где, на втором этаже, спит маленький волчонок. - Словами не передать.

Питер тихо усмехается, удивленно вскидывая брови в следующую секунду, когда Крис тихо и отчетливо проговаривает в его губы “Спасибо...”, прижимаясь с мягким, но настойчивым поцелуем.

Пожалуй, это было несколько рискованно для Криса. Но риск оправдан - секунду Питер принимает решение и уже в следующую поддается, разрешает, отвечает на ласку - немного жестко, привычно, так, что Криса ведет и он сильнее вжимает пальцы в чужие плечи, в чужие бедра, сам сильнее вжимается в горячее, напряженное тело, ловя прерывистые, хриплые вздохи, срывающиеся с губ. Крис буквально ловит ладонью затылок собирающегося отстраниться Питера, и тянет его обратно, к себе, с нежностью и жаждой скользя губами по его шее, пока пальцы свободной руки вырисовывают замысловатые узоры на пояснице прямо сквозь рубашку.

- Подожди, - шепчет куда-то под ухо, прижимаясь губами. - Пожалуйста, Питер.
Хейл послушно наклоняет голову, давая доступ к чувствительной шее, доверчиво - и Крис ценит, - подставляясь альфе, которого дурманит такая изощренная пытка. Арджент долго, с тихим урчанием ласкает подставленную шею, постепенно снова подбираясь к сухим, немного обветренным, шершавым и горячим губам, накрывает их поцелуем, плывет, чувствуя, как бета отвечает - неторопливо, размеренно, но так отзывчиво и правильно, что ни одна из омег, знакомых Крису не идет ни в какое сравнение. Арджент едва не рычит в губы Питера, вжимаясь между разведенных ног, из последних сил борясь с желанием уложить мужчину на широкую и вполне крепкую столешницу.

На этот раз Питер отодвигается настойчивее, и Крис покорно отстраняется на полдюжины дюймов, возвращаясь в реальность, пытаясь поймать взгляд лазурных глаз, понять, какие эмоции испытывает оборотень. Питер смотрит куда-то в сторону, полуприкрыв глаза, и, когда Крис отходит еще на шаг, спрыгивает со стола, поднимая задумчивый, спокойный взгляд на Криса. Не холодный, не отстраненный, и Арджент вполне рад и этому.

- Кстати, раз Рэн скоро начнет обращаться, я был бы тебе признателен, если бы ты приезжал в полнолуния, - как ни в чем ни бывало произносит Питер. - Ему нужно и твое присутствие, раз ты теперь часть семьи.

- Я буду приезжать, - Крис кивает, неловко замолкая, не вполне понимая, как задать следующий вопрос.

- Сегодня тоже, - Питер верно угадывает причину молчания охотника. - Кровать широкая, как-нибудь устроимся втроем… Иди, ложись… Я пока душ приму, - Питер чуть кривовато улыбается, проходя мимо альфы - наверняка чует, как эмоции захлестывают человека.

***


Крис аккуратно и почти привычно устраивается за спиной Рэнди, чувствуя, как волчонок мгновенно, не просыпаясь, подползает ближе, прижимаясь спиной к груди охотника - тянется к теплу, к родному запаху - Крис надеется, что его запах стал для Рэнди именно родным. Питер проходит в спальню дюжиной минут позже, плавно опускаясь на постель, и Крис на самом деле слышит, как волчонок радостно урчит сквозь сон, когда Хейл ложится рядом с ним, наклоняясь, чтобы поцеловать сына в лоб.

- Хорошей ночи, - тихо произносит Арджент, не особо надеясь на ответ, но Питер тихо урчит: “Спокойной”, спускаясь по кровати чуть ниже, чтобы Рэнди утыкался носом как раз ему в ключицы.

Волчонок довольно сопит, под тихое хмыканье Питера. Крис старается эмоциями, чтобы те отразились в запахе, задать вопрос, и Питер понимает, поясняя:

- Ты себе не представляешь, как он вертится во сне, когда хорошо себя чувствует.

Крис думал, что представляет. И может в полной мере оценить, насколько слабым Рэнди себя чувствовал прошлой ночью, почти не мешая Ардженту уснуть - тогда Криса донимало беспокойство за мальчика и заснуть все равно было проблематично.

Теперь Рэнди крутился как маленький, теплый волчок, то тычась лицом в грудь Криса, то в шею Питера, старательно закидывая руки на обоих и где-то в середине ночи Крису даже слышится недовольное ворчание Питера, чуть напоминающее рык, когда Рэндольф слишком активно машет руками в районе лица оборотня.

Рэнди затихает, крепко засыпая, только под утро. Тогда же полностью засыпает Питер, а Крис напротив, почти просыпается, сквозь дрему любуясь ими двумя, наслаждаясь опустившимся слово бархатный полог ощущением целостности. Подобное охотник испытывал в детстве, когда чувствовал себя неотъемлемой частью семьи - полной, классической семьи, в которой, конечно, почти не было места детскому ребячеству, зато сполна было ощущение силы и надежности. До поры до времени. Сейчас остатки семейства Крис воспринимал скорее как свой крест, который так или иначе придется тащить на себе до конца жизни. Ни тепла, ни силы, ни надежности - остатки клана сейчас не давали Крису ничего из этого. Ему казалось, что он уже и забыл, каково это, чувствовать себя абсолютно целым, но сейчас, рядом с маленьким, так похожим на них обоих, мальчиком под боком, рядом с привычно упрямым и гордым Питером, Крис чувствует себя живым и настоящим.

Лучше, чем пишут в книгах, лучше, чем обещают психоаналитики.

Просто по-настоящему.

Крис ласково гладит Рэнди по русым, пушистым волосам, а затем так же осторожно касается согнутыми пальцами щеки Питера, сонно вглядываясь в немного строгие даже во сне черты, вспоминая, каким мягким, податливым может быть этот мужчина, если захочет.
В шесть часов Крис бесшумно выскальзывает из-под одеяла, так же тихо одеваясь и присаживаясь на край кровати. Питер медленно открывает глаза, тихо и хрипло со сна уточняя:

- Куда? - быстро и коротко оглядывая одетого Арджента.

- Хочу успеть на девятичасовой в Нью-Йорк, - Арджент снова гладит сына по волосам, рассматривая расслабленную, довольную мордашку, и переводит взгляд на Питера, осторожно севшего на постели. Крис собирается сказать что-нибудь успокаивающе-протестующее - что его не надо провожать, что он позавтракает в аэропорту, что у него есть ключи и он закроет входную дверь, но по Питеру ясно видно, что ничего подобного слушать он не собирается - в одно плавное движение поднимается с кровати, натягивая мягкие домашние штаны, поправляет одеяло, укрывая Рэнди до подбородка, и поднимает взгляд на Криса, кивком указывая на дверь спальни.

На кухне, наскоро умывшись, Питер бесшумно вытаскивает из шкафчиков кофе, чашки, ложки, джезву, а Крис замирает за столом, любуясь волком и искренно опасаясь разбудить волчонка любым неосторожным движением - Крис, как охотник, вполне может оценить, насколько действительно бесшумно двигается Питер.

- Да он крепко спит под утро, - в конце концов хмыкает Хейл, останавливаясь неподалеку, сверху вниз мягко глядя на альфу. - Расслабься, охотник. Яичницу, тосты или что-то подобное - не предлагаю, Рэн учует и после этого я не уговорю его съесть овсянку… Будешь сендвичи?

Крис уверенно кивает, поднимаясь со стула, когда Питер отходит к холодильнику, чтобы достать масло, ветчину и сыр.

Питер иногда коротко встряхивается, будто сгоняя сон, сосредотачивается, нарезая все составляющие сендвича ломтиками, приглядывая за джезвой на плите, иногда скашивая взгляд на Арджента, аккуратно расставляющего чашки.

- На этой неделе займешься документами, я так понимаю? - Питер ставит перед Крисом тарелку с сендвичами и садится напротив, расслаблено откидываясь на спинку стула.
- Ну, препятствий для этого я не вижу, - Крис кивает, пожав плечами, и замирает, не донеся чашку до губ. - Послушай, я даже не знаю, когда у него день рождения…

Питер тихо смеется, качая головой.

- Восьмого апреля, - оборотень негромко хмыкает. - Еще не скоро, охотник.

- Да… - задумчиво тянет Арджент. - Ты подпишешь необходимые бумаги?

- Подпишу, - Питер спокойно, ровно кивает, одним длинным глотком допивая свой кофе. - Присылай.

Крис сонно засматривается на дернувшийся при глотке кадык, на пальцы, обнявшие чашку, ловит внимательный взгляд задумчивых голубых глаз, уже не скрывая своего любования, свой ностальгии и своей тоски. Питер наверняка все прекрасно понимает, но если кто и может быть осторожнее охотника, то это только волк.

Крис чувствует некую, все усиливающуюся по мере того, как они оба просыпаются, неловкость, растекающуюся между ними двумя зыбкой неверной дымкой.

Охотник расправляется с кофе и бутербродами, смотрит на часы, и Хейл понятливо-согласно кивает, вслед за Крисом выходя в коридор, чтобы проводить его.

Арджент останавливается на пороге, медля под немного насмешливым взглядом понявшего его замешательство Питера.

- Позвони как доберешься, Крис.

Охотник кивает, обещая позвонить, не сдержавшись, касается пальцами щеки дернувшего бровью оборотня, плавно отводя ладонь вниз для рукопожатия.

Всю дорогу до аэропорта, весь перелет и весь путь до квартиры Крис думает о том, насколько сильно ему не хочется переступать порог своей холостяцкой берлоги.

***


- Арджент, серьезно, заявляться на порог в десять утра с бутылкой красного вина это немного странно, - Питер оглядывает пожавшего плечами охотника, принимая бутылку - видно, что волка охватывают весьма противоречивые чувства. Бета не привык к таким знакам внимания со стороны альфы - потому что, видят все волчьи боги, они в своих отношениях благополучно миновали период ухаживаний, но тот факт, что Крис прекрасно помнит, какое вино трепетно обожает Питер, ставит оборотня в тупик.

- “Акустик Брао Монсант”... - Хейл чуть щурится, поднимая взгляд на Криса. Тот ровно кивает, но от каких-либо реплик его спасает пулей вылетевший с кухни Рэнди, с разбегу повисший на шее.

- Я доел кашу, - дисциплинированно сообщает волчонок, крепко сцепляя руки на шее у медленно выпрямляющегося охотника.

- О, да мне повезло, - тихо фыркает Крис. - Приехал бы на полчаса раньше…

- И завтракал бы овсянкой, - довольно урчит Питер. - Полезнейшая вещь, охотник.

- Знаю, в детстве меня ей кормили, - покорно соглашается Крис, опуская Рэнди на пол.

- И ты вырос большой и сильный? - Рэнди оценивающе осматривает отца, явно оставаясь довольным.

- Ну, как видишь, да, - задумчиво соглашается Крис. - Так что ешь овсянку, если папа говорит, что так нужно. И овощи тоже.

Рэнди устало вздыхает, услышав реплику про овощи, и Крис решает, что пора завязывать с родительскими наставлениями, в которых он явно - пока - не силен. - Держи, это тебе.

Рэнди с любопытным урчанием расправляется с шуршащим пакетом, доставая лежащую в нём коробку.

- Бэтмобиль! - восторженный взвизг уходит куда-то в ультразвук, и Крис щурится от неожиданности, подтверждающе кивая.

- Стайлз обзавидуется, - со смешком комментирует Питер, вызывая у Рэнди довольную улыбку гордого собственника.

- Серьезно? - уточняет Крис.

- Серьезно, охотник Стайлз тащится по Бэтмену и прочим комиксам…

- И у него нет Бэтмобиля! - заявляет волчонок.

- Потому что Дерек пытается ему внушить, что Стайлз уже немного вырос из этого всего. Безуспешно, впрочем. Рэн, ты руки помыл? - дождавшись кивка сына, Питер продолжает:
- Тогда идите с Крисом в зал, распаковывайте, я пока приберу на кухне…

- Надо принести мистера Брюса, - серьезно заявляет Рэн, и, не выпуская коробку с машинкой из рук, уносится в сторону лестницы.

В ответ на непонимающий взгляд Криса, Питер ровно поясняет:

- Бэтмена зовут Брюс Уэйн, Крис. И лучше бы тебе знать такие вещи.

- Ты должен мне помочь с этим, - Крис подходит ближе к бете, слабо и мягко прихватывая кончики его пальцев ладонью. - А я совершенно точно должен помочь тебе на кухне.

- Не думаю, - в лазури чужих глаз словно золотые карпы плещутся насмешливые искры. - Я уж как-нибудь справлюсь со своей кухней. И присоединюсь к вам. Кстати. Если уж ты достал машину, придется идти и дальше…

- Я думал, что Бэтмен и машина - это полный комплект, - признается Крис.

- Тебе придется искать Альфреда, охотник, - Питер очаровательно скалится, кивая наверх, когда Рэнди появляется в зоне слышимости.

@темы: Хейлджент, Питофер, Питер Хейл, Крис Арджент, teenwolf, R, "Случайности", омегаверс, слэш