ChiffaFromKettary
"Случайности"

Три объекта, движущихся, на первый взгляд в разных направлениях,неизбежно встретятся в одной точке именно тогда, когда меньше всего будут этого ожидать - это один из тех законов природы, которые можно объяснить лишь чем-то, с привычным понятием природы не связанным.


Рейтинг: R; Жанры: Слэш (яой), Драма, AU, Омегаверс; Предупреждения: OOC, ОМП, Мужская беременность









- Я так и не понял, - со вздохом признается Крис, опасаясь пошевелиться, чтобы не разбудить уснувшего на нем волчонка.

Питер благодушно-вопросительно мычит, явно не собираясь выручать охотника.

- Какого… - Крис осекается. - Почему панда стал Воином Дракона? Он же полный ноль в кунг-фу.

Питер задумчиво смотрит на финальные титры мультфильма, закидывая в рот еще горсть поп-корна.

- Потому что он положительный герой, а это детский мультфильм, Крис. Почти что поучительный детский мультфильм про то, что любой может стать кем-то большим. Или типа того. И еще это красочный, понятный ребенку мультик. Прекрати искать в нем логику. Что ты в детстве смотрел?

- Нет, не хочу об этом вспоминать, - Крис качает головой, переводя взгляд на часы. - Я уложу Рэнди?

Питер согласно кивает, поднимаясь с дивана и потягиваясь.

Рэнди почти не просыпается, пока Крис относит его наверх, раздевает и укладывает в постель. Только когда Арджент садится на край его кровати, приглаживая растрепавшиеся волосы, Рэн приоткрывает глаза, сонно улыбаясь - очень похоже на Питера, и тянет к Крису руки, укладывая ладони на щеки, когда Арджент наклоняется.

- Спокойной ночи, пап, - тихонько урчит Рэнди, закрывая глаза еще на середине фразы, пока Крис наклоняется ниже, чтобы поцеловать его в лоб.

- Спокойной ночи, малыш, - так же тихо отвечает Крис, замирая, чтобы несколько минут полюбоваться мгновенно засопевшим волчонком, отрываясь от этого занятия только когда на пороге почти бесшумно появляется Питер, проходя в комнату и садясь на пол возле кровати сына.

- Все пишут, что детей трудно уложить спать, - тихо произносит Крис, переводя взгляд с сына на Питера. - Мне везет?

- Читал книжонки для начинающих родителей? - едва ли не фыркает Питер в ответ, уходя от взгляда охотника и наклоняясь к Рэнди, чтобы по волчьи потереться носом о его щеку. - Тебе везет, что я умею его выматывать. Ну и, вдобавок, он не спит днем, так что к вечеру устает достаточно.

- Прекрасный возраст, когда не мучает бессонница, - задумчиво делится Крис.

- Не помню, чтобы тебя мучила бессонница, охотник.

- Старею, - Арджент беспечно усмехается. - Всякое случается, бывает и бессонница. У тебя, наверное, нет.

- По разному, - Питер плавно поднимается на ноги, проходя мимо повернувшегося, смотрящего снизу вверх охотника. - Составишь компанию?

- М? - непонимающе откликается Арджент, задирая голову, чтобы поймать лукавый взгляд вервольфа.

- Вино, Крис. Не предлагаешь же ты мне пить в одиночку?

- Нет, не предлагаю, волк, - Крис чувствует, как постепенно расширяются границы позволенного лично ему, вспоминает давешние прозвища, и почти вжимается в оборотня, поднимаясь навстречу - Питер ловко отстраняется на полшага, приглушая свет в детской, оставляя только мягкий отсвет ночника в виде значка бэтмена.

Крис с тихой усмешкой проглатывает этот своенравный маневр, вслед за бетой спускаясь на первый этаж, забирает у Питера доску с ножом и сыром - Хейл на удивление не сопротивляется, отстраняясь и доставая откуда-то с верхних полок бокалы.

- А ты что смотрел в детстве? - Крис оставляет тщетные попытки хоть сколько-то прилично выложить нарезанный сыр на тарелку.

- Сестра любила мультфильмы, - Питер задумчиво пожимает плечами. - Несмотря на то, что она была на десять лет меня старше. Я смотрел “Алису в стране чудес”, например. Я люблю Кэррола.

- Это я знаю, - невольно усмехается охотник. передавая вервольфу блюдо с сыром а сам забирая бутылку и штопор. - А Рэн?

- Рэн любит комиксы. Мультфильмы по комиксам, фильмы по комиксам…

- КомикКон?

- О, когда-нибудь мне придется его туда свозить, - Питер ставит тарелку на журнальный столик, а сам садится на диван, откидываясь на спинку и протягивая Крису бокалы. Через пару минут Арджент возвращает ему один наполненным, внимательно следя за выражением глаз оборотня и садясь рядом.

Совсем рядом, так, что можно прочувствовать нечеловеческий жар чужого тела. Однако Питера это не смущает, он разворачивается вполоборота, белозубо, хищно и опасно улыбаясь, и Крис чувствует, как его ведет только от одной улыбки, похожей на оскал.

Питер всегда так на него действовал - раздражал, сводил с ума, выводил на сильные, почти неконтролируемые эмоции, позволял не сдерживать себя, позволял Крису быть не просто самим собой, а тем, кого он в себе цивилизованно задавливал. Хищником. Альфой.
Почти удивительно, насколько бета мог дать ему то, что никогда не удавалось омегам - Крис терял от него голову.

И Питер знает это прекрасно, потому и тянет вино издевательски-медленно, потому и переводит не клеящийся разговор с одной темы на другую, видя, что охотник не может, да и не сильно хочет сосредотачиваться на чем-то кроме его рук, его губ, его шеи.

Свой бокал Арджент осушает едва ли на половину, отставляя его на столик, забирает пустой бокал из рук Питера, опуская его рядом со своим, и коротким, выверенным рывком придвигается ближе, вдыхая запах вина с чужих губ. И, несмотря на то, что Питер прекрасно чуял-знал-понимал, к чему идет дело, он широко, почти удивленно и почти не насмешливо распахивает глаза за мгновение до того, как Арджент впечатается в его губы жестким, тягучим поцелуем, забирающим остатки разума у обоих.

Хейл не сопротивляется, напротив, подчиняется и предлагает больше - всегда с подспудной насмешкой “бери, коли рискнешь”, и Крис, как и всегда позволяет себе рисковать - запускает пальцы в русые, жесткие пряди, сжимая, одновременно вжимаясь грудью в грудь, так, что дыхание невольно синхронизируется - вдох в выдох, выдох во вдох. В какой-то момент оборотень даже силится отстраниться, но тщетно - охотник снова тянет его к себе, отпускает на мгновение, чтобы дать обоим глотнуть воздуха, и тянет ворот мягкой футболки, оголяя плечо, вдоль которого к шее тут же прослеживает влажный, нежный путь губами, припадая ртом к пульсирующему, дрожащему от прерывистого дыхания горлу.

Чужие пальцы с силой вжимаются под ребра, сдавливая, выдавая бьющуюся под кожей страсть, желание, ничуть не хуже, чем окончательно сбившееся дыхание, становящееся все более сорваным и хриплым по мере того, как поцелуи превращаются в собственнические укусы, оставляющие метки на теле.

И Крис правда не знает, в какой момент они оба оказываются на полу: Питер откинувшись на диван, Крис - нависнув над ним, вцепляясь пальцами в плечо и чувствуя, как сильные ладони туго сжимают слабо толкающиеся вперед бедра.

- Нужно в спальню, - бормочет Крис, сдерживая стон, рвущийся наружу от одного только вида выгнувшегося навстречу Питера. Хейл медлит, раздумывает, будто даже стряхивает накрывший обоих дурман - Крис этого не хочет, пресекает единственным пришедшим в голову способом: целует снова, глубоко, влажно, пошло, вылизывая чужой рот и покорно сдаваясь, когда хищник перехватывает инициативу, одновременно сильнее вжимая ладони в бедра и теснее притягивая Криса к себе. Не замечая, как они оба растягиваются на полу до тех пор, пока одурманенное страстью тело не начинает протестовать против холодного, твердого покрытия.

- В спальню, - стонущим эхом откликается Хейл, когда Крис задирает его футболку до горла, размашисто вылизывая вздымающуюся грудь.

- Тише, - с неожиданной для самого себя нежностью мурлычет Арджент, возвращаясь к влажным, чуть потрескавшимся губам. - Питер…

Охотник не находит больше слов - только целует, ласкает кончиками пальцев, невольно задевая кожу ногтями, только ловит чужое дыхание, почти неохотно отстраняясь, когда Питер приподнимается на локтях, вполне осмысленно оглядываясь.

- Хуже детей, - укоризненно вздыхает Питер, тем не менее довольно жмурясь, когда Крис отвлекает его, укладывая ладонь на затылок и пропуская русые пряди сквозь пальцы.

- Не ворчи, - охотник улыбается в шею фыркнувшего волка, слегка прикусывая, и отстраняется, рывком вставая на ноги и протягивая Хейлу руку. Тот насмешливо вскидывает брови, но помощь принимает, после короткого раздумья резюмируя:

- Твоя спальня дальше от детской.

Крис пропускает волка вперед, в основном из желания полюбоваться широким разворотом плеч, сильной спиной и крепкими бедрами, а еще для того, чтобы плотно прикрыть за собой дверь спальни и, не включая свет, мягко, но настойчиво подтолкнуть Питера к кровати, заставляя сесть на край.

В голове отчетливо и ясно колотится мысль, что ни в коем случае нельзя шуметь, поэтому Крис не позволяет себе никаких резких движений - плавно наклоняется к бете давя на плечи руками, безмолвно уговаривает лечь, подчиниться, отдаться, сам опускаясь на постель на колени, когда Питер сдается, сдвигаясь к центру кровати и откидываясь на постель.

Крис тянет с него футболку, ложась сверху, чувствуя как чужие когти нетерпеливо раздирают ткань на его спине, ни разу не коснувшись кожи. Крис стряхивает с себя обрывки футболки и снова вжимается в оборотня, настойчиво толкая колено между его ног и вылизывая-кусая подставленную шею.

Двадцать секунд на то, чтобы глотнуть воздуха и избавиться от остатков одежды. Потом альфа подминает волка под себя, глухо, возбужденно рыча, скользя пальцами по гладкому мускулистому телу, вжимая ладонь в прогнутую поясницу, заставляя любовника выгнуться сильнее, задышать чаще, прерывистее, на грани стонов, от того, как туго, правильно пальцы сжимаются на твердом, покрытом каплями смазки члене, скользя от толстого основания к чувствительной, нежной головке.

Питер плавно перекатывается на живот, приподнимая бедра, заводит назад руку вцепляясь человеческими ногтями в плечо легшего сверху Криса, и Арджент отчетливо чувствует, как тот мелко, взволнованно-возбужденно вздрагивает каждый раз, когда твердый член, скользя по ложбинке между ягодиц, упирается головкой в тугую, нерастянутую дырку.

Крис ровно, сильно толкается вперед, имитируя фрикции, морально подготавливая расслабляющегося под ним Питера - Арджент бы совершенно не удивился, если бы узнал, что никому кроме него Хейл не позволял быть сверху.

Ладонь так же размеренно и правильно скользит по готовому излиться члену, и через несколько движений Питер вымученно-хрипло стонет в подушку, кончая, когда Крис, не сдержавшись, сжимает зубы на изгибе его шеи, вжимаясь всем телом.

Альфа урчит что-то довольное, собирая на пальцы густую, вязкую сперму, покрывает короткими быстрыми поцелуями напряженные плечи, опускаясь ниже, чтобы неспешно вылизать неожиданно отзывчивую на ласку поясницу.

Хейл не скрывает, как ему нравится такая ласка, позволяет телу реагировать естественно, не сдерживаясь - шире разводит бедра, позволяя скользким от спермы пальцам медленно, осторожно растягивать его, поглаживая изнутри, нетерпеливо насаживается сам, заставляя Криса полузадушенно скулить, изнемогая от такой инициативности. Но Арджент терпелив - только убедившись, что любовник с легкостью принимает в себя три пальца, он прижимает головку к мягко раскрывшейся дырке, плавно толкаясь в обжигающе горячее, тесное нутро до самого корня, чувствуя как на затылок ложится чужая ладонь, с силой притягивая охотника вниз, заставляя уткнуться лицом в шею. Крис не сразу понимает, что это он то ли стонет, то ли рычит - слишком громко даже на взгляд почти ничего не соображающего Питера.

- Прости… - выдыхает Крис, прижимаясь губами к его уху и плавно, вкруговую покачивая бедрами, чтобы в то же мгновение прижать ладонь к губам Питера - он выгибается, сладко вздрагивая и слабо кусая ладонь.

Крис дает им обоим несколько мгновений на то, чтобы привыкнуть, а затем плавно толкается глубже, неслышно застонав в унисон с извернувшимся, прижавшимся губами к его шее волком. Арджент нехотя отстраняется, сильным, неожиданным для Питера рывком переворачивая его на спину, и наваливается сверху, снова толкаясь внутрь, накрывая открывшиеся в беззвучном стоне губы поцелуем, чувствуя, как волк выгибается навстречу его рукам, как он насаживается бедрами на его член, как скрещивает руки на шее, зарываясь пальцами в волосы. Крису кажется, что они сливаются в единое целое, в сладко дрожащий, тихо стонущий организм, точно знающий, как получить ни с чем не сравнимое удовольствие, настолько синхронны их движения навстречу друг другу, настолько умелы и выверены ласки, поцелуи, укусы.

И это длится долго, до тех пор, пока Крис не ловит расфокусированный взгляд наливающихся неестественной лазурью глаз пока не сжимает чужую ладонь, заводя назад, за голову Питера, чувствуя как вторая рука ложится на шею, как отчетливо дрожат напряженные пальцы. Крис двигается жестче, быстрее, глубоко и сильно вколачиваясь в замершего, задохнувшегося от такого напора любовника; чувствует, как ногти царапают шею, как колени сильнее сжимают бедра, и это тоже толкает к оргазму, к долгому, громкому и яркому оргазму, заглушенному напористым, влажным поцелуем, которому подчиняется уже альфа, на пике удовольствия позволяя бете контролировать его тело, выжженное яркой вспышкой дотла. Нехватка воздуха продлевает сладкую темную агонию, и Крис окончательно замирает только когда Питер разрывает поцелуй, чтобы глотнуть воздуха.

Напряженный, взмокший, глаза лихорадочно, жадно блестят - Крис знает, чего он хочет и черта с два позволил бы подобное кому-то еще. Но сейчас только коротко кивает, разморенно перекатываясь на спину, позволяя любовнику перекинуть ногу через его грудь, садясь. Альфу еще сладко ведет от оргазма, и он расслабленно облизывает пересохшие губы, ласково поглаживая напряженно подрагивающие бедра Питера, опуская ладонь к паху, мягко массирует мошонку заводит ладонь дальше, плавно вталкивая пару пальцев в податливую влажную дырку, чувствуя, как нежные мышцы туго обхватывают его, сокращаясь.

Питер с тихим стоном наклоняется вперед одной рукой упираясь в постель возле виска Криса, а второй быстро, ровно надрачивая свой член, почти упираясь головкой в приоткрытые губы охотника. Арджент слабо двигает ладонью, сгибая и разводя внутри любовника пальцы, снова возбуждаясь, почти болезненно, от развратной, невозможной картины - Питер кусает губы, жмурясь и сдерживая стон каждый раз, когда Крис потирает припухшую простату, и быстро дрочит себе, водя истекающей смазкой головкой по губам и языку альфы. Хейл туже сжимает в себе пальцы, конвульсивно толкаясь вперед, и Арджент, второй рукой придерживая его за бедро, приподнимается, принимая в рот выплескивающийся горькой, теплой спермой член. Питер комкает постель уже двумя руками - Крис слышит треск не выдерживающей напора ткани, - делая еще несколько толчков, то насаживаясь на пальцы охотника, то толкаясь в его горло, и постепенно замирает, отстраняясь, плавно и обессиленно опускаясь на постель рядом.

Еще дрожащий, разморенный, вымотанный, удовлетворенный. Крис и себя чувствует ровно так же, только теперь к этим чувствам примешивается вновь нахлынувшее возбуждение, становящееся еще отчетливее, когда Питер вовлекает его в долгий, грязный поцелуй со вкусом спермы и крови из прокушенной Хейлом губы.

- Тебе что, шестнадцать? - довольно фыркает Питер через несколько минут, чувствуя, как в бедро снова упирается твердый, тяжелый член. Крис неопределенно ворчит, вжимая оборотня грудью в кровать, бесцеремонно наваливается сверху, глуша долгий стон в чужой загривок и придерживая двинувшиеся навстречу бедра кончиками пальцев, наслаждаясь горячей, тугой пульсацией вокруг члена и довольными, короткими постанываниями Питера, порывисто подмахивающего бедрами на каждый толчок.

Уже глубокой ночью, в очередной раз прислушавшись к тихому посапыванию Рэнди в детской, Питер выворачивается из цепких объятий Криса, бросая короткое “я в душ”, и Арджент, поразмыслив, следует его примеру, в конце концов решая воспользоваться второй ванной и почти не надеясь, на то, что Питер вернется в его спальню - это было бы вполне в духе Хейла.

Однако оборотень возвращается - горьковато-приятно пахнет морской солью, когда ложится рядом, растягиваясь под боком у довольно зарычавшего альфы.

Крис легонько кусает его под ухом, обнимая, сдерживая так и рвущееся с губ, неуместное сейчас признание.

***


Возможно, что тогда как раз сдерживаться не стоило. Питер бы, наверное фыркнул что-нибудь насмешливое или недовольно заворчал, но не ушел бы. Списал бы на разбушевавшиеся гормоны, на временное посткоитальное помутнение.

Потому что теперь это так и неоформившееся, простое и непривычно нежное “я люблю тебя”, задвинутое рациональностью подальше, тихо перерастает в нечто большее, пока альфа спокойно, удовлетворенно отсыпается, уткнувшись носом в висок своей пары - а Крис достаточно часто обдумывал этот вопрос, чтобы прийти к выводу, что навряд ли в мире найдется омега, способная будить в нем такие же чувства, как Питер.

Простое и, по сути ни к чему почти не обязывающее двух взрослых мужчин признание вызревает, пока в рассветных сумерках Крис мягко и нежно берет еще сонного, податливого Питера, ласками доводя его до сладкого забытья и протяжной вспышки удовольствия, и наконец выплескивается наружу тихим, уверенным, взвешенным:

- Выходи за меня.

Наверное, хватило бы одной только неверной ноты, чтобы Питер легко отмахнулся, но то, как Крис это произносит, удивляет даже самого охотника - можно подумать, что он месяцами шел к этому предложению.

Питер напрягается, плавно отодвигаясь и садясь на постели. Крис приподнимается на локте, на самом деле слабо представляя, чего ждать, однако взгляд Хейла, внезапно снова похолодевший до температуры близкой к образованию ледяной корки на поверхности воды, не предвещает ничего хорошего.

- Ты с ума сошел? - ровно, тихо и зло произносит оборотень, вопросительно вскидывая брови.

Крис мотает головой, неожиданно чувствуя себя совершенно беззащитным перед разозленным бетой.

- Питер… - Арджент встряхивается, садясь, когда Хейл рыча что-то неопределенное, поднимается с кровати быстро и изящно натягивая белье и джинсы. - Да успокойся ты. Почему нет?

Хейл со вздохом садится на кровать, медленно качая головой.

- Арджент, ты такой типичный альфа, - бета насмешливо кривится. - Почему сейчас? Мы с тобой знакомы больше двадцати лет, Кристофер, почему сейчас?

Крис непонимающе пожимает плечами, стараясь уловить хоть какую-то подсказку во взгляде оборотня, и, не получив её, отвечает так, как думает сам - и сокрушительно неверно:

- Потому что я хочу этого. Потому что для меня это правильно.

Питер замирает, будто охотник влепил ему пощечину, и медленно, опасно щурится, кивая.
- Ну разумеется, альфа. Только я здесь не при чем. И даже то, что ты отец моего ребенка, не обязывает меня до дрожи в пальцах желать штампа в паспорте…

- Питер…

- ...семейной жизни и прочих прелестей союзов альф и омег. Потому что я не омега, Крис. Я справляюсь сам, и твои вечные собственнические замашки на меня не действуют и меня не впечатляют.

Попытку Криса возразить Питер обрывает коротким рыком, и в следующее мгновение уже выходит из спальни, аккуратно и тихо прикрывая за собой дверь.

Крис думает, что стоило сказать Питеру “я люблю тебя” - в первый раз за двадцать лет.

@темы: слэш, омегаверс, Хейлджент, Питофер, Питер Хейл, Крис Арджент, teenwolf, R, "Случайности"