ChiffaFromKettary
Придумал идею, два дня её тщательно обдумывал, продумав всё - от событий, до мотивов, а написать смог только жалких две страницы.
Мне, вообще, трудно дается уклон в гет. Как показывает практика, даже при том, что он полностью продуман...

Хотя тут, наверное, дело в том, что мне в последние недели совсем не пишется - черт его знает, почему. А я все равно пытаюсь что-то писать. И получается нечто вот такое, которе навряд ли когда-то будет дописано. (но которое я все равно здесь выложу с надеждой на то, что мне это поможет больше не отвлекаться на эту идею )) )

Жанры: Гет, Слэш, AU, ER (Established Relationship); Предупреждения: Полиамория
Пейринг: Питер Хейл\Крис Арджент, Крис Арджент/Талия Хейл.



Волки своей наготы не стеснялись, но на переговорах считалось дурным тоном поднимать взгляд на волчицу до того, как она накинет на себя хоть что-то из одежды.
Крис правила чтил, поэтому обнаженной Талию не увидел - стоял, послушно рассматривая носки своих ботинок, до тех пор, пока Волчица не произнесла первые приветственные слова.

Тогда Крис поднял голову, и во второй раз в своей жизни пропал.

Первый раз - с Питером. Он не похож на сестру ни внешне, ни по ощущениям, но что-то в них есть, в обоих, что-то, отчего у Кристофера Арджента, охотника в черти знает каком поколении срывает крышу.

Обидно было, что волчица чует, как меняется его состояние. Чует, как желание затапливает молодого мужчину, чует его возбуждение, слышит сбившееся дыхание, сбившееся сердце.
Наверное, даже знает, что у него пересыхает в горле знает, что в голове не остается ни единой мысли, кроме мыслей о ней - возбужденно восторженных, и мыслей о Питере - стыдливо-возбужденных. Талия Хейл взрослая опытная и красивая женщина. Она наверняка прекрасно знает, как действует на мужчин всех возрастов - если только это не полоумные садисты, составляющие костяк охотничьего сообщества.

Совсем горько становится, когда Крис узнает, что и Питер там был. Любопытства в нем - тонна, поэтому сложно и нечестно было ожидать чего-то другого. Конечно, Питер Хейл, которого сестра держала на расстоянии от дел с охотниками, не мог не прокрасться на этот старый склад заранее. Это просто дело чести - узнать, о чем шепчутся в пропахших сгнившим сеном кулуарах охотники с его альфой.


- Хочешь её? - Питер умудряется спросить об этом даже не соблаговолив слезть с Криса.

Спасибо, что дал кончить без этого вопроса.

- Тэл, - поясняет Питер под удивленным взглядом ничего не соображающего Криса.

Сложно соображать после того, как последнюю дюжину минут растрахивал крепкую тугую задницу, верно подбираясь к оглушительному оргазму.

Питер тянется за сигаретами, разваливается на кровати и закуривает.

Крис перекатывается на бок, гладит внутреннюю сторону разведенных бедер, и все-таки уточняет:

- Кого я хочу?

- Тэл, - повторяет Питер, закатывает глаза, делая очередную затяжку, и перехватывает руку Криса, которую тот намеревался убрать, обратно укладывая на свое бедро. - Талию, сестру мою. Я видел, как ты на нее не-смотрел там, на складе. Более того, Крис, я чуял, как ты на неё не-смотрел.

Крис перестает дышать на несколько секунд, пытаясь подобрать слова, объяснить хоть что-нибудь Питеру, раз уж нет возможности и таланта объяснить происходящее себе.

- Каждый вторник в десять вечера на правом берегу озера, - говорит Питер, делает затяжку и кольцами выдыхает дым.

Полупрозрачные дымные колечки медленно уползают к потолку.

- Ты ведь охотник, дальше уж найдешь, - Питер насмешничает, скашивая на Криса взгляд. - Она там медитирует вроде как.

- И что-ты мне предлагаешь? - недоверчиво и почти неприязненно кривится Крис, окидывая взглядом распластавшегося по кровати любовника.

Терять Питера из-за всего этого не хочется совсем.

- Я тебе просто говорю, где ты можешь увидеть её без сопровождения свиты из детей и прочих родственников, - Питер подмигивает Крису - весело, как всегда, без тени посторонних эмоций. - В волчьей семье секретов не бывает.

Крис думал, что он правильно понял эту фразу. Что-то про оборотническую сверхчувствительность.
Нет, ни черта подобного.

Секретов в волчьей семье действительно нет - Крис буквально кожей чувствует это, когда находит Талию Хейл на берегу озера поздним вечером.

Крис долгое время наблюдает за сидящей на берегу женщиной, иногда буквально насильно заставляя себя вспомнить, кто перед ним.

Волчица-оборотень, альфа местной стаи, мать двоих детей, женщина лет на пятнадцать старше его, старшая сестра его парня, в конце концов.

Того самого, который и подсказал, куда и во сколько стоит прийти Крису, чтобы увидеть Талию Хейл на берегу озера, по-турецки подогнувшую под себя ноги и разложившую изящные ладони на колени.
На ней нет ничего, кроме этой её полупрозрачной черной накидки, делающей её ещё более соблазнительной, если это вообще возможно.

И она совершенно точно знает, что он здесь. Знает кто он и зачем пришел. Знает, как он её нашел, потому что... в волчьей семье секретов нет.

Крис осторожно, плавно укладывает ладони на прикрытые тонкой полупрозрачной тканью плечи, опускаясь позади расслабленной, совершенно спокойной и не удивившейся ни его присутствию, ни его действиям, женщины.

Молодой охотник опускается на колени, на землю, напряженно вслушиваясь в тишину вечернего, почти ночного леса и разглядывая гладкую поверхность раскинувшегося перед ними озера. Руки скользят по спине к узкой талии, задерживаются на бедрах, соскальзывают на живот и замирают, когда Крис наклоняется вперед, прижимаясь грудью к спине податливо выгнувшейся в его руках женщины.
Крис первый раз видит её так близко, в первый раз прикасается к ней, и все происходит как в сладком, дурманном сне. Но всё это действительно происходит: альфа стаи, Талия Хейл, позволяет ему расстегивать мелкие пуговички на её полупрозрачной накидке, позволяет Крису прикасаться к голой коже кончиками пальцев.

Одной рукой Крис неспешно и нежно сминает упругую, идеально ложащуюся в ладонь грудь, а второй отводит с изящной шеи локоны темно-каштановых, черных в вечернем освещении, волос, впечатываясь горячими губами в прохладную кожу.

Талия тихо постанывает на мгновение наклоняясь вперед, будто собираясь уйти от прикосновений, и уже в следующее откидываясь на грудь молодого мужчины, невольно одобрительно зарычавшего от такого жеста.

Крис вжимает её в себя, и сам вплавляется в её тело, обдавая лихорадочно-жарким дыханием изгиб её шеи. Вспоминает, что на коже альфы не останется следов от его ласк, и осторожно, пробуя, прикусывает подставленную шею, содрогаясь в долгом сладостном спазме, прошившем тело, когда Талия постанывает в ответ на ласку, запрокидывая голову, подставляясь ему.

Охотнику больше всего хочется уложить её на траву, и любить долго и яростно-нежно, хочется обладать ею, заявлять свои права, но Крис чует, что для этого еще пока не время.

Пальцы соскальзывают на внутреннюю сторону бедер, и длинные, по-турецки подогнутые ноги заметно вздрагивают под чужими касаниями.

Навряд ли волчица нуждается в том, чтобы её успокаивал молодой охотник, легкими, скользящими движениями рук изучающий её тело, но Крис не может сдержаться, бормочет что-то ласково нежное, восхищенное, опуская руку между крепких женских бедер и выглаживая пальцами горячие, влажные и нежные контуры.

Он все делает правильно, судя по участившемуся дыханию женщины, и ему даже удается стойко игнорировать собственное возбуждение, тяжелым. душным комом собирающееся в паху.

Удается не думать о том, что это наваждение какое-то. Исполнение сокровенных желаний, непристойных и несвоевременных фантазий.

Охотник осторожно, стараясь не повредить ткань, распахивает тонкую накидку, обласкивая свободной рукой выгибающееся навстречу тело, зацеловывая линию плеча и шеи. Талия неожиданно нетерпеливо всхлипывает, повернувшись к нему и ткнувшись лицом в его шею. С одной стороны, так по-волчьи, с другой - невероятно интимно. Крис медленно погружает в неё пальцы до самой ладони, легко скользя по смазке и чувствуя, как разгоряченные мышцы обволакивают его.

- Ты божественна, - тихо и искренне шепчет Крис в её висок, не прекращая двигать ладонью.

Талия улыбается в его шею, прихватив кожу губами. Покачивает бедрами, заводя одну руку назад, чтобы обнять молодого мужчину за шею.

Крис терпеливо и трепетно ласкает её, подводя к пику, и сам едва не кончает, когда она тихо вскрикивает, напрягаясь и замирая в его руках.

Арджент совершенно не уверен в том, что ему это позволено, но он все равно идет на риск - наклоняется к женщине, накрывает её губы своими, лаская и постепенно углубляя поцелуй, но не стараясь сделать его более страстным.

Отстраняется, когда перестает хватать воздуха, и медленно облизывает пальцы, нестерпимо желая попробовать волчицу на вкус.

Талия улыбается лукаво - один в один, как её младший брат, щурит потемневшие глаза, и протягивает руку, касаясь чуть шершавой от вечерней щетины щеки Криса.

@темы: хейлджент, слэш, питофер, зарисовочное, гет, Талия Хейл, Питер Хейл, Крис Арджент, NC-17