ChiffaFromKettary
В пустыне Мохаве нет верблюдов


ficbook.net/readfic/5384047

Автор: Чиффа из Кеттари
Соавтор: запах миндаля
Направленность:
Слэш
Фандом:
Бэтмен против Супермена: На заре справедливости
Основные персонажи:
Брюс Уэйн (Бэтмен), Кларк Кент (Супермен, Кал-Эл)
Пэйринг:
Брюс Уэйн, Кларк Кент
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Флафф, PWP, AU, Первый раз
Предупреждения:
OOC, Элементы гета
Размер:
Миди, 45 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Описание:
“Ты должен был вывернуться и сказать, что мистер Уэйн, видимо, неверно тебя понял”, - бормочет где-то у левого виска самая-самая правильная часть Кларка. Настолько правильная, что даже самому Кларку хочется от неё избавиться.
Сейчас в любом случае уже поздно, потому что мистер Уэйн неторопливо и обстоятельно имеет его рот своим языком. И, господи, у Кларка стоит так, что от возбуждения ломит виски. Что уж тут неверно понять.

Посвящение:
Моему терпеливому и вдохновляющему Соавтору с бесконечной благодарностью.

Публикация на других ресурсах:

По предварительной договоренности

Примечания автора:
ООС здесь стоит не просто так.

раз

Полеты в частном самолете Кларк готов переносить хоть с утра до вечера. По скорости, конечно, уступает полетам Супермена, но зато ни в какое сравнение не идет, если говорить о комфорте.

Кэтрин ставит перед ним чашку с ароматным кофе - судя по запаху, он даже лучше того, который Кларк все-таки успел выпить в отеле, - папку с документами и флэшку.

- Информация в папке и на флэш-карте идентична, - поясняет девушка. - Мистер Уэйн сказал, что вы предпочитаете изучать доступную информацию о том, о чем пишете. Он скоро подойдет. Разговаривает с пилотом. Взлет через шесть минут.

- Спасибо, Кэтрин, - Кларк неловко улыбается, внезапно получив ответ на все вопросы, которые его на данный момент интересовали.

Исследовательский центр Уэйн Технолоджис, раскинувшийся в центре пустыни Мохаве, напоминал скорее маленькую частную военную базу, судя по краткому, и наверняка не слишком точному описанию и фото в начале папки. Занимаются разработками для Министерства обороны и частными проектами.

В любом случае, Брюс Уэйн выглядит слишком спокойным для человека, чей исследовательский центр засыпал пустыню радиационным пеплом.

- Да нет там никакого пепла, - хмыкает Брюс, словно прочитав мысли Кларка по его лицу, когда тот в очередной раз коротко поднимает на него взгляд. - И никакой радиации. И, подозреваю, вообще ничего нет, кроме стаи птиц, которую засосало в какую-нибудь турбину.

- Такое случалось? - уточняет Кларк.

- Не в пустыне. Птицы обычно не совершают перелетов над чертовой пустыней, - Брюс пожимает плечами. - Руководство на месте сообщает, что все в порядке и ничего вообще не произошло. Интернет полон слухами, а это плохо для бизнеса. Я лечу, чтобы убедиться во всем лично, как и вы. Вот и все.

- Сколько нам еще лететь? - Кларк поправляет совершенно ему не нужные очки, съехавшие на кончик носа, и перелистывает страницу.

- Около часа, - после секундной паузы Уэйн уточняет:

- Я могу звать вас по имени, Кларк?

- Думаю да, - Кларк кивает, уперевшись невидящим взглядом в документы и усилием воли запрещая себе краснеть.

Господи боже, как же ему нравится, как его имя звучит его голосом.

- Позавтракаете?

- Нет, спасибо… Рановато еще, - признается Кларк, внезапно для себя задаваясь вопросом - ну ладно он, Супермен, бодр в четыре утра, но Брюс Уэйн какого черта кажется вполне выспавшимся, свежим и собранным?

- Тогда на месте позавтракаем, - соглашается Брюс. - Спрашивайте, если что-то хотите узнать.

Кларк вместе с ним переводит взгляд на отложенную на стол папку и качает головой.

- Навряд ли я получу ответ на вопрос, чем именно вы там занимаетесь под эгидой Министерства обороны, так что… - Кларк выразительно пожимает плечами. - Да и то это было бы чистой воды любопытством, а не необходимостью. Так что спросить мне, наверное, нечего.

- Хорошо, - Брюс кивает, а его голос наполняют какие-то новые, незнакомые Кларку интонации. Может, если бы он сказал что-то, Кларк бы и сам разобрался, что именно сквозит в голосе готэмского миллиардера, но Брюс, плавным движением поднявшись на ноги, стаскивает с себя пиджак, и также плавно опускается на колени ровно между ног Кларка, сжав ладонями колени и разводя его бедра еще сильнее, чтобы придвинуться ближе.

Кларк только и может, что открыть рот, хрипло вздохнуть и, широко распахнув глаза, следить за тем, как чужие руки жарко и плотно гладят бедра, уверенно поднимаясь выше и справляясь с ремнем за долю секунды.

“Господи боже”, - кажется вслух произносит он, закрыв на мгновение глаза, когда Брюс прижимается губами к коже возле пупка, а следующий поцелуй оставляет еще ниже, коротко лизнув дорожку темных волосков, тянущуюся к паху. Кларк послушно приподнимает бедра, давая стянуть с себя брюки и белье. Одним движением куда-то аж до лодыжек, чтобы руками уже по коже провести от коленей к бедрам, снова заставляя развести чуть пошире.

Кларк только сейчас осознает, что он жмурится, ориентируясь только на чужие прикосновения, но открыть глаза и посмотреть на Уэйна, наклонившегося над его пахом, пока еще... еще очень даже “слишком”. Кларк запрокидывает голову, невидяще упираясь взглядом в потолок, и наощупь зарывается пальцами в чужие волосы, не давя и не направляя - Брюс все равно лучше знает, что Кларку нравится, судя по тому, сколько удовольствия приносят его прикосновения. Просто запускает пальцы в густую шевелюру, безнадежно портя прическу, поглаживает затылок, закусывая губу и сдерживая громкий стон, когда горячий умелый рот обласкивает потяжелевшие яйца.

Брюс ласкает его с такой отдачей, что сомневаться не приходится - ему безумно нравится то, что он делает, и негромкий, вибрирующий стон, с которым он неторопливо вбирает Кларка до основания, отличное тому доказательство. Кларк невольно подается бедрами вперед, погружаясь еще глубже в горячее, сокращающееся горло, и почти не контролируя себя стонет, чувствуя, как головка туго двигается в вибрирующих от постанываний стенках глотки. Брюс выпускает его изо рта, с озорным весельем взглянув в глаза, и Кларк издает какой-то отчаянно нуждающийся звук, невольно залипая на этой картинке, едва не пропуская следующую, еще более убийственную - то, как Брюс жадно сосет головку его члена, старательно втягивая щеки и надрачивая основание, а потом насаживается горлом на всю длину, даже не вздрогнув, да еще шлепает Кларка по запястью, когда тот, тянет его за волосы, бормоча что-то бессвязное и уже содрогаясь в подступающей оргазменной судороге.

Кончить в глотку Брюсу Уэйну?... - мысль бьется где-то между висков, и Кларк несколько раз коротко двигает бедрами, вбиваясь в податливое горло, и спускает, замерев глубоко внутри и хрипло, громко застонав, сбиваясь на поскуливание, когда Брюс вылизывает его дочиста, напоследок еще раз обласкав головку.

- Уау, - с довольной улыбкой чеширского кота выдыхает Уэйн, проводя ладонью по взъерошенным волосам. - Ты не против поцелуев, солнце?

- Не против, - Кларк облизывает пересохшие губы, моргая и пытаясь поймать фокус, но не успевает справиться с задачей. Брюс вламывается в его рот языком с таким жаром, словно действительно - господи! - трахает, а терпкий вкус спермы еще усиливает это ощущение, и Кларк понимает, что у него снова встает только от поцелуя, и жадно скользнувших по плечам рук.

- Голодный до хорошего секса? - бормочет Брюс в поцелуй, ощутимо сильно обнимая Кларка за затылок, второй рукой быстро и ловко расстегивая пуговицы на его рубашке и пробираясь ладонью под тонкую ткань, по хозяйски обласкивая крепкие мышцы, прихватывая пальцами твердые соски и слегка царапая просто для того, кажется, чтобы Кларк задышал еще чаще и еще сорваннее - это, видимо, вполне воспринимается Уэйном как ответ.

- Секс отложим до постели, ладно? - куда-то в шею, прикусывая и проводя языком вдоль кадыка. Кларк кивает, ничего не имея против секса в постели, но в следующее мгновение немного приходит себя, выкарабкиваясь из сладкой неги, и пытается сказать что-то раньше, чем его властно затыкают поцелуем.

Сногсшибательным, упрямым и откровенно намекающим на то, что Кларку лучше бы заткнуться и получать удовольствие.

Кларк получает. А еще, послушный умело направляющим его рукам, через какое-то время оказывается сидящим на бедрах у Брюса Уэйна, и ему отчаянно нравится в происходящем все - жадные, заставляющие кожу гореть от прикосновений колкой щетины поцелуи, горячие руки, касающиеся груди, спины и лишь немного, пробуя, прикасающиеся к заднице - кроме слоя ткани, отделяющего его от Уэйна.

Рубашка поддается быстро, брюки - проблемнее, но и с ними Кларк справляется, едва не сломав к чертям тугую, крепкую застежку. Но после короткого, резкого звука открываемой молнии, решимости у Кларка убавляется - он гладит кончиками пальцев твердый, крепкий живот над кромкой обтягивающего чужую эрекцию белья, но обхватить ладонью возбужденную плоть не решается, словно натыкаясь на выстроенные где-то в мозгу барьеры.

Брюс давит на его затылок, чтобы не вздумал отстраняться, коротко, шутливо кусает за нижнюю губу, утаскивая в новый, горячий поцелуй раньше, чем Кларк успеет отреагировать, коротко выгибается, стаскивая белье, и снова тянет Кларка к себе, обхватывая ладонью оба крепких, возбужденных члена.

Кларк скулит, впившись пальцами в плечо и опуская взгляд вниз, на широкую ладонь, неторопливо приноравливающуюся к размеренным движениям, оглаживающую обе головки, чуть сжимая. Кларк тяжело, шумно дышит, завороженный непривычным зрелищем, а Брюс целует линию ключиц, смачно прикусывает шею, снова целует, уже под челюстью, заставляя Кларка рвано выдохнуть и зажмуриться, и обнимает - придерживает - за задницу, вжимая пальцы в крепкую ягодицу.

- Хочу тебя, - очевидное все равно звучит сладко, и в груди сводит спазмом и сердце, и легкие - Кларк в ответ тихо стонет, двинув бедрами, вбиваясь в чужой кулак.

Неудобно. Оба немаленькие, ладонь обхватывает хоть и приятно, но неплотно, и Кларк, прильнув ртом к губам Брюса, опускает свою руку рядом, аккуратно обхватывая его пальцами, проводя ладонью вдоль ствола к головке и обратно, затем подстраиваясь под движения чужой руки на своем члене.

Брюс снова прикусывает его нижнюю губу, на этот раз мягко, чувственно, с довольным стоном, ловя прерывистые постанывания Кларка.

На секунду разрывает поцелуй, хорошо облизав пару пальцев, и снова прижимается губами к губам, не целуя, замирая, только большой палец вкруговую натирает налитую, потемневшую головку, размазывая капли естественной смазки и доводя возбуждение до состояния звенящей, перетянутой струны. Кларк еще больше напрягается, почувствовав скользкие влажные пальцы между ягодиц, короткими, прерывистыми вдохами хватая воздух, пока Брюс гладит его, не надавливая, не проникая внутрь, только дразня и наслаждаясь отзывчивой реакцией.

- Двигайся. Ничего лишнего, я тебе обещаю, - россыпью поцелуев вдоль шеи, и не поверить - невозможно, а не попробовать - чистой воды сумасшествие.

Кларк неторопливо вбивается в крепкий кулак, подстраивая движения своей руки на чужом члене, и бесстыдно потирается о едва не проникающие в него пальцы, хрипло постанывая. По коже словно электрический заряд пробегает, когда он слышит, что Брюс шепчет в его плечо, лаская кожу дыханием и короткими, кусачими поцелуями. Кларк не должен бы услышать,но с суперслухом справляется, и плавится в бесконечных сладких вздохах: “отзывчивый… вылизать и вылюбить, солнце… какое же ты чудо...”

Приходится неудобно извернуться, чтобы найти губами его губы, а потом все катится как по маслу в самую темную и глубокую пропасть - поцелуи, сбитое дыхание, быстрые движения ладоней, доводящие до разрядки, ласковые, почти трепетные поглаживания там, где Кларка уж точно никто не касался, и это многообещающее “вылизать” в самый подходящий момент всплывшее в мозгу.

Кларк содрогается в оргазме, чувствуя, как Брюс подкидывает бедра, вбиваясь в его ладонь, догоняя его в несколько движений, и валится на его грудь, чувствуя себя по хорошему пустым, безвольным и уставшим.

Поцелуй в макушку - не самое странное за сегодня, но Кларка почему-то смущает.

- Хочешь в душ? - Брюс зарывается пальцами в его волосы, почесывая затылок, и это ощущается по странному приятно и умиротворяюще.

- А здесь есть? - зачем-то уточняет Кларк, искоса наблюдая, как свободной рукой Брюс дотягивается до пачки влажных салфеток и ловко выуживает парочку.

Прикосновение влажной прохладной ткани к коже не очень приятно, но поцелуи, достающиеся доверчиво подставленной шее все компенсируют.

- Здесь все есть, - бормочет Брюс, закончив вытирать себя и Кларка. - А нет, вру. Ванны нет. Душ - есть.

Кларк встает, пошатываясь, все еще чувствуя какое-то странное, томное и тянущее возбуждение, по-прежнему копящееся в паху, и Брюс ни капли не помогает избавиться от этого ощущения тем, что влажно целует низ живота, заставляя Кларка ухватиться за его плечо, удерживая равновесие.

- В душ, - Кларк мотает головой, наблюдая за тем, как Уэйн, кивнув, застегивает его брюки и, наскоро приведя в порядок свою одежду, тоже встает, плавно приобнимая Кларка за талию и разворачивая в нужном направлении.

- Думаю, мне стоит тебе одолжить рубашку, - бормочет Уэйн, придирчиво оглядев измятую и испачканную спермой рубашку Кларка. - О, определенно, стоит. Белая подойдет?

- Вполне, - Кларк кивает, надеясь, что прохладный душ приведет его в порядок и позволит сконцентрироваться на работе, а не… например, не на губах Брюса, потому что зрелища более возбуждающего и красивого, чем эти губы на его члене, Кларк, кажется, еще не видел.

Вот черт. Ты попал, Кларк Кент, по самые уши.

Девочки из отдела светской хроники навряд ли предполагали такой расклад хоть в одной своей смелой фантазии.

Черт с ним с гостиничным халатом. Тонкую, белоснежную сорочку, приятно и терпко пахнущую чужим парфюмом Кларк просто обязан стащить, и никакая совесть ему не помешает.

***


Над пустыней только-только начинает заниматься рассветное зарево, но воздух уже горячий, сухой, неприятно обжигающий кожу при каждом, даже слабом порыве ветра. Кларк изумленно оценивает взглядом Уэйна - тот выглядит идеально, словно находится на светском мероприятии, а не в пять утра в пустыне, после полуторачасового перелета. Свое отражение Кларк ловит в глянцево-черном стекле бронированного внедорожника, припаркованного возле самолета. Несмотря на все свои попытки привести себя в порядок, выглядит он слегка растрепанным, особенно по сравнению с Уэйном, но, в конце концов, он ведь простой журналист, которого подняли после тридцати минут сна и потащили на самолете в пустыню.
Если забыть о том, что он чертов Супермен, выглядит он вполне пристойно.

- Можешь подремать по пути, - предлагает Брюс, садясь на заднее сиденье рядом с Кларком. - Минут сорок будем ехать.

- Тридцать, босс, - откликается Кэтрин с переднего сиденья, сверяя что-то в смартфоне. - Уложимся за тридцать.

- Хорошо, - Брюс кивает, откидываясь на спинку автомобильного кресла, пахнущего дорогой кожей, и на секунду прикрывает глаза, из под-ресниц ловя изучающий взгляд Кларка. - Значит, у тебя тридцать минут.

Полчаса хватает на то, чтобы привести мысли в порядок и даже не коситься на сидящего рядом мужчину, сдерживая желание потрогать обтянутые дорогими брюками крепкие бедра, или мерно вздымающуюся грудь - Брюс всю дорогу что-то читает на планшете. В очках, сдвинутых почти на кончик носа он тоже выглядит отлично. И когда задумчиво кусает нижнюю губу, перелистывая страницы. И когда чуть косится на Кларка, чувствующего себя шестнадцатилетней школьницей, так сладко и нервно екает каждый раз в груди.

Но полчаса все равно хватает на то, чтобы сосредоточиться на работе.

Изнутри территория УэйнТех больше похожа на какой-то футуристический город, раскинувшийся в самом сердце пустыни, один из заповедников на территории которой носит недвусмысленное название “Долина Смерти”.

- Никакой съемки, договорились? - коротко бросает Брюс, протягивая Кларку пару темных очков, пришедшихся, в общем-то, кстати.

- Хорошо, - Кларк не уточняет, конечно, что мог бы и по памяти нарисовать все в мельчайших деталях. Вокруг все выглядит действительно совершенно спокойно.
Кларк и так может определить, что здесь нет ни повышенного радиационного фона, ни каких-либо техногенных загрязнений, превышающих или приближающихся к допустимой норме, но он внимательно выслушивает эту информацию, правда уже с точными цифрами, а в таких статьях точность важна, - от главного инженера, представившегося мистером Кларксоном. Инженер по эстафете передает Кларка начальнице отдела охраны окружающей среды, строгой женщине в возрасте с тонкими губами, то и дело сжимающимися в едва заметную полоску, и цепким взглядом. Кларка она оценивает так, словно собирается взять на работу как минимум своим замом, но немного разговорившись с ним, смягчается, и даже проводит для него небольшую экскурсию.

Проблема пока что лишь в том, что ответа на вопрос, что тут произошло ночью, Кларк не получает, только убеждается в отсутствии каких-либо видимых нарушений или отклонений, угрожающих окружающей среде.

С Брюсом он встречается через полчаса после начала своей прогулки по зданию, похожему на космический корабль, как их показывают в фильмах. Настоящие космические корабли, насколько мог судить Кларк, куда менее удобны.

- Я могу отослать в редакцию развернутый отчет о том, что здесь все в порядке, но не могу ничего сказать о том, что здесь произошло ночью. Моего редактора это не устроит… мистер Уэйн, - Кларк спотыкается об обращение и замолкает, укоряя себя за непрофессионализм.

Брюс едва заметно, коротко улыбается, затем снова принимая вид серьезного бизнесмена.

- Догадываюсь. Но не все неудачные испытания министерства обороны стоит освещать в прессе.

- И какая будет официальная версия? - вздыхает Кларк, понимая, что официальная версия будет скучной и Перри не понравится.

Он угадывает, конечно, но сенсации здесь ждать и не стоило - сенсации подобного плана вредят бизнесу и репутации, однако Кларк все равно успевает дописать и переслать материал так, чтобы Перри не смог укорить его за бездействие или недостаточную расторопность. Уайт перезванивает через пятнадцать минут - Брюс в конференц-зале как раз делает заявление для прессы.

- Я так понимаю, это официальная версия событий? - вздыхает в трубку Перри.

- Ну, большего никому не достанется, Перри. Он сейчас как раз говорит все то, что я тебе переслал. Плюс данные у нас с места событий, точнее с предполагаемого места событий. Съемка запрещена, но мне выдали пару фотографий для статьи…

Кэтрин принесла на флэшке, пояснив, что из содержащихся там снимков можно выбирать любые. Снимков было пять: два из них - вид снаружи, другие три - внутренние переходы центра.

- Да, это вполне себе круто, - соглашается Уайт, немного, кажется, смягчаясь. - Да на самом деле все хорошо, Кларк. В печать уже не успеем, конечно, но благослови боже двадцать первый век и интернет. Когда выберешься оттуда?

- Не знаю, - Кларк оглядывает кажущийся бесконечным коридор со скругленным сводом потолка. - Поверь, ради меня гонять по пустыне машину, а потом самолет, навряд ли кто-то будет…

- Это-то я как раз понимаю. Держи меня в курсе.

Кларк обещает держать его в курсе, прекрасно понимая, что навряд ли пройдет меньше суток, прежде чем он попадет обратно в Метрополис.

Нельзя сказать, что его хоть что-то в этом не устраивало. Особенно, когда к нему, разглядывающему пустынно-футуристический пейзаж из кабинета Уэйна, плотно прижимаются сзади, обнимая одной рукой за пояс и горячо выдыхая в шею:

- Сдал материал?

Кларк издает какой-то невнятный, утвердительный звук, заводясь с полоборота.

- Хорошо, значит, с официозом можно покончить, - Брюс явно намекает на неловкое кларково “мистер Уэйн”. - Как и с делами. Хотя, вообще-то, у меня будет сегодня еще несколько дел и пара переговоров, так что тебе придется задержаться.

- Это я уже понял, - Кларк накрывает ладонь, уютно устроившуюся на его животе, своей. - Надолго?

- На день, навряд ли больше, - сообщает Брюс изгибу его шеи, почти прижимаясь губами. - Уже достаточно поздно для завтрака? Я лично умираю с голода, и кофе уже перестает с этим справляться.

- Гастрит заработаешь, - неожиданно для самого себя ворчит Кларк, в коротком ответном смешке расслышав восхищенное “заботливый”. - Я только “за” во всем, что касается еды.

Этот и предыдущий прием пищи заставляют Кларка задуматься над тем, чтобы научиться наконец готовить, вместо того, чтобы бесконечно завтракать размороженными блинчиками и суховатыми тостами с маслом или джемом. На что-то большее просто не хватало времени, да и готовить Кларк совершенно не умел, умудрялся даже яичницу спалить до состояния трудно поддающихся опознанию углей. Надо было срочно исправлять - организм явно жаждал горячих, совершенно точно не из заморозки, блинов, нормального омлета и отличного кофе по утрам.

И еще интересно наблюдать за Брюсом - он похож на довольного, сытого кота, когда смотрит на Кларка поверх дымящейся чашки прежде чем сделать глоток.

Кларк думает об этом даже когда садится дописывать вчерашнюю статью, поставив ноутбук в просторной светлой комнате в жилом корпусе, и каждое написанное предложение ему приходится перечитывать по три-четыре раза, чтобы убедиться, что он не ляпнул чего-нибудь слишком личного и лишнего.

Слушать голос с диктофонной записи и не вспоминать о касающихся кожи губах - задача практически непосильная даже для Супермена, но за пару часов Кларк справляется, за что награждает себя походом в душ и часом сна - этого ему вполне хватает, чтобы выспаться.

Потом - развернутую статью про ночное происшествие в Мохаве, из материалов, одобренных Уайтом. Впрочем, одобрил Перри все и сразу, только потребовал добавить комментарий от службы безопасности центра. Брюс пообещал, что после полудня Кэтрин проводит его к нужному человеку, а пока Кларк собирает мозаику из уже отобранного материала. Привычно подгоняет слова друг к другу, полностью погружаясь в атмосферу - а любой текст должен быть атмосферным, иначе кто его будет читать, и от стука в дверь невольно вздрагивает - странно, прослушал, как к ней кто-то подходил, - и, вздохнув про себя, идет открывать дверь. Приходится еще вернуться за диктофоном и неловко извиниться перед ровно, и даже немного дружелюбно улыбающейся Кэт за задержку.

В следующий раз Кларка отвлекают уже часа в четыре - законченный вариант он уже переслал Перри, но по привычке сидел и сам вычитывал на третий раз, ища огрехи, которые еще можно было исправить.

- Отвлек? - угадывает Брюс, едва скользнув взглядом по сосредоточенно нахмуренным бровям Кларка, и тот, улыбнувшись в ответ, неуверенно пожимает плечами, в конце концов пояснив:

- Нужно перечитать материал еще раз. В остальном-то я закончил, - Кларк отходит в сторону, пропуская Уэйна в комнату. - Хочешь прочитать?

- До публикации? - Брюс усмехается, поиграв бровями, и Кларк невольно улыбается в ответ. - Ну, пришел я, честно, не за этим, но не откажусь.

- А зачем пришел? - негромко, словно боясь спугнуть, уточняет Кларк, когда Брюс рядом с ним садится на диван, устремляя взгляд на ноутбук.

- С делами закончил, - объясняет Брюс, тепло прислонившись плечом к плечу. - Решил проверить, как ты. Кэт сказала, что ты, когда пишешь, немного похож на безумного ученого. Красивого безумного ученого. Захотелось взглянуть.

- Так и сказала, “красивого”? - смущается Кларк, забывая следить за текстом, который Брюс, прочитав, пролистывает.

- Так и сказала, - с какими-то мурчащими интонациями подтверждает Брюс. - Она девушка весьма объективная.

- Твой секретарь? - Кларк останавливает Брюса, пролистнувшего очередной кусок текста, и заменяет пару речевых оборотов более удачными, быстро стуча пальцами по клавиатуре.

Брюс немного отстраняется, наблюдая за ним с легкой, блуждающей улыбкой.

- Да, и вопреки стереотипам, я с ней не сплю. Вредит работе, - Брюс снова переводит взгляд на экран, вернувшись в прежнее положение, плечом к плечу.
Кларк ловит себя на том, что уже ждет, когда чужая ладонь скользнет по спине, обнимая, но Брюс дисциплинированно дочитывает статью до конца, и только после этого приобнимает Кларка за пояс, влажно поцеловав в шею. От простого прикосновения внутри все пробирает дрожью от паха до горла, и Кларк невольно сладко вздыхает, подставив шею новому поцелую.

- Мне нравится, как ты пишешь. Поэтому я всегда предпочитаю разговаривать с тобой, а не с остальными вашими ребятами… и девочками.

Кларк довольно морщит нос, пытаясь скрыть торжествующую улыбку, и отсылает подправленный вариант Перри, пометив его как окончательный.

- С работой на сегодня покончено, - Брюс плавно закрывает крышку ноутбука, прильнув губами к краю челюсти, и, пока он убирает ноут в сторону, Кларк находит губами его губы, собирая с кожи привкус хороших сигар и дорогого виски, и поддается властному, но мягкому напору, впуская Брюса в свой рот и позволяя ему вести. От удовольствия, кажется, дрожат пальцы, и губы едва слушаются, но поцелуй все равно выходит долгим, нежным и даже трепетным.

- Два варианта на выбор, - выдыхает Брюс, оторвавшись от Кларка, чтобы короткими поцелуями проследить линию челюсти. - Обед или бассейн. Я вот люблю воду… Пожрать я, правда, тоже люблю, но пока не слишком голоден, а ты?

Кларк невольно фыркает от смешного и прозаичного “пожрать”, сорвавшегося у лощеного миллиардера, и внезапно для себя жмурится, чувствуя разливающееся в груди тепло.

- Тут даже бассейн есть? - улыбается, потеревшись носом о гладко выбритую щеку. - С ума сойти…

- Два, - весело хмыкает Брюс, запуская пальцы Кларку в волосы. - Для персонала и мой личный. Говорю же - люблю воду…

- Может тогда сначала бассейн, а потом, в перспективе, обед? - предлагает Кларк свой вариант, прихватывая губами мочку уха, и наконец-то позволяя рукам скользнуть по горячему, вплотную прижавшемуся телу.

Этот вариант Брюсу определенно нравится, о чем он сообщает Кларку не столько словами, сколько немного кусачими поцелуями, доставшимися плечу и шее.

В переходах жилого комплекса пустынно и тихо, хотя парой этажей ниже, насколько слышно Кларку, жизнь кипит и идет своим чередом. Но здесь, судя по всему, на верхнем этаже здания - тишина, разбавленная только негромким гудением электроприборов, которое Кларк улавливает только благодаря чувствительному слуху. В остальном - никто не может помешать им целоваться прямо в одном из коридоров, словно школьникам. Кларку нравится. В этом всем есть нечто фантастически безответственное, и это ему невероятно нравится.

Особенно, когда поцелуй перестает быть просто поцелуем, когда под колени мягко ударяется край кровати, и Кларк откидывается на приятно жесткий матрас, вытягивая руки вверх, чтобы обхватить наклонившегося над ним Брюса за шею и вернуть его губы туда, где они были две секунды назад.

- Возражения имеются? - уточняет Уэйн, не без труда оторвавшись от Кларка. Тот только мотает головой, коротко облизывая губы. - Вот и хорошо, - Брюс деловито кивает, соскальзывая ниже, расстегивая пуговицы на им же одолженной рубашке.

Справляется легко и быстро, тут же прижимая ладони к горячей коже, прихватывая пальцами соски, и губами выводя линии ключиц, чтобы затем быстро выпрямиться и вторгнуться в податливый рот новым жадным поцелуем. Теперь Кларк путается пальцами в мелких рубашечных пуговицах, сдерживая желание рвануть тонкую ткань с широких литых плеч. Брюс нетерпеливо выпутывается из полурасстегнутой рубашки, так же быстро избавляется от остальной одежды, попутно раздевая Кларка, и уверенно разводит его колени, устраиваясь между и прижимаясь губами к напрягшемуся животу.

Секунду дышит в ложбинку пупка, скользит поцелуями ниже, ловит губами член, проводя по всей длине языком, и Кларку остается только хрипло стонать, цепляться пальцами за простынь и просто давать Брюсу сделать все, что он хочет. Что считает нужным.

Даже если его самого от скул до груди заливает жарким, стыдливым румянцем от открытой позы, потому что Уэйн особо не церемонится, подхватывая Кларка под колени, раскрывая и опускаясь ртом ниже, сначала к тяжелым яйцам, а затем к тугому входу, прикосновения к которому вырывает из Кларка совсем уж отчаянный, нуждающийся стон.

Перед глазами темно от стыда и от желания, и от того, что он вот вот кончит, может даже не коснувшись себя, от того что его там, внизу, жадно и мокро вылизывает красивый, сексуальный мужик.

Толкает внутрь язык, прижимается губами, сгребает ладонью мошонку, чтобы сжать, добавляя ощущениям тягучего жара.

Пальцы внутри - странно, но не неприятно. Кларк упирается затылком в постель, неторопливо подкидывая бедра, вбиваясь членом в расслабленную глотку, и двигающиеся внутри пальцы уж точно не причиняют никакого дискомфорта. Два, а затем три хорошо, уверенно скользят внутри по слюне и смазке, щелчок которой Кларк, кажется слышал, но не придал значения, потому что Уэйн как раз обхватил губами головку и после этого Кларку стало уже слишком хорошо, чтобы вообще о чем-то беспокоиться.

Он запускает пальцы Брюсу в волосы, на этот раз притягивая его еще ближе к паху, прежде чем кончить, и тот легко, подчиняется, замирает, протолкнув в него уже четыре пальца до ладони, во всяком случае, именно так кажется Кларку.

Три коротких, глубоких толчка, взгляд на растянутые вокруг основания члена губы, слегка согнувшиеся внутри пальцы, приятно огладившие внутренние стенки, и Кларк срывается, хрипло вскрикнув и выгнувшись в пояснице под почти неестественным углом.

Перед глазами - чернильная вспышка и миллионы созвездий внутри неё, в голове пусто, звонко, хорошо, и вдвойне хорошо от того, что ладонь зарывается в чужие мягкие волосы - приятное ощущение - а горячие губы выцеловывают то внутреннюю поверхность бедер, то - вдруг уже - ключицы. И поцелуй - терпко пряный, горячий и фантастически грязный.

- Господи боже… - вздыхает Кларк, наконец-то раскрыв глаза и подставляя шею поцелуям.

- Ну почти, - самодовольно хмыкает Брюс в плечо, не переминув куснуть Кларка за шею. Кларк хочет еще что-нибудь сказать, но кроме банального “хочу тебя” в голове вообще ничего нет, а эта фраза успешно заменяется движением бедер навстречу. Брюс одобрительно урчит, отстраняясь секунды на три, чтобы раскатать резинку по члену, и щедро плеснуть на ладонь смазки. Прижавшаяся к входу головка ощущается вообще не так, как пальцы, и Кларк невольно закрывает глаза, чувствуя, как вздрагивают ресницы.

- Не зажимайся, - теплый шепот ласкает кромку уха одновременно с тем, как Брюс наощупь находит его пальцы, вцепившиеся мертвой хваткой в простынь, и успокаивает мягким поглаживанием, переплетая со своими. Кларк невольно расслабляется, чувствуя, как туго продвигается внутрь головка.

- Впусти меня… давай…

Толчки совсем короткие, несильные, но с каждым Брюс входит на полдюйма глубже, лаская языком закушенные губы Кларка.

- Такой тугой… и горячий… Кларк, ты просто… просто чудо… - Кларк в ответ на тихие, хрипловатые признания, сипло стонет, обеими руками зарываясь в его волосы и наконец-то впуская Брюса на всю длину. Тот тихо рычит, вжавшись пахом в ягодицы, ведет ладонями вдоль тела к бедрам, целует губы, щеки, подбородок и шею, снова возвращается к губам, и первым осторожным толчком выбивает из Кларка остатки воздуха, тревожно замерев, когда Кларк жмурится, не зная как ему объяснить, что это не от боли, а от переизбытка ощущений и эмоций.

Подкидывает бедра навстречу вместо слов, чувствуя невероятную, тугую заполненность, вслепую находит горячие мокрые губы, шарит руками по прогнутой, мокрой спине, слабо впиваясь ногтями, подгоняя, и только тогда Брюс начинает двигаться.

- Молодец, - короткий выдох в ухо между глубокими, неторопливыми движениями.
Кларк согласно стонет, принимая его, раскрывая глаза, чтобы взглянуть в лихорадочно блестящие глаза, и даже послушно закидывает ногу ему на плечо, а затем и вторую, чувствуя, как низ живота сводит сладким спазмом.

Брюс приноравливается еще пару минут, прежде чем Кларка прошибает вспышкой такого неожиданного и яркого удовольствия, что с губ вместе со стоном рвутся невнятные мольбы повторить - и он, конечно, повторяет. Раз, другой, третий, постепенно опуская ноги Кларка на постель и наклоняясь над ним, чтобы прижаться к губам.

- Еще… пожалуйста, еще… - выдыхает Кларк, мертвой хваткой вцепившись Брюсу в плечи, когда тот немного приподнимается, вынимая член. На секунду пугается, что сломает кость, и разжимает пальцы, хотя Уэйн даже не морщится, словно не замечая. Дразнит чувствительный вход головкой, немного толкается внутрь, растягивая, снова вынимает, и не сводит взгляда с лица Кларка, сжалившись - или подчинившись - только когда тот тянет его вниз за шею.

- Не молчи, - ворчливо выдыхает Брюс, когда после очередного удачного толчка Кларк закусывает губу, сдерживая стон. - Хочу знать, что тебе нравится. Слышать хочу, - выцеловывает губы, двигаясь быстрее, четче и резче, подводя Кларка так близко к краю, что тот почти уже срывается, и плавно отводя назад неторопливыми глубокими толчками и мягкими, глубокими поцелуями.

Вообще-то, Кларку нравится все. До ломоты в висках и судорогах в пальцах, сминающих чужие бедра, чтобы притянуть глубже в себя, раскрываясь.

Вселенная распадается на кусочки, а затем - в пыль, только Брюс остается константой - крепко держит, целуя жарко и жадно, загоняя член на всю длину, и каждый раз - по простате, до вспышек под веками, до довольных вскриков. До тех пор, пока Кларка не выкручивает оргазмом, да так, что руки падают на постель, тяжелые, как бетонные блоки, а он все еще кончает, толкаясь в крепкий кулак и сжимаясь на толстом, пульсирующем члене. Брюс скребет короткими ногтями по бедру, вжимаясь лбом в грудь и в два толчка догоняет его, замерев, словно сжатая пружина и гулко рыкнув. Он вообще не тяжелый, но об этом не догадывается, поэтому, хотя Кларк вовсе не против такого расклада, перекатывается на постель, избавляясь от презерватива, и за плечи подтягивая Кларка ближе к себе.

Лениво, удовлетворенно целует - абсолютно, идеально правильно, именно так, как сейчас хочется, и мягко гладит, едва прикасаясь ладонью к коже. Ловит губами тихие, с привкусом постанывания вздохи и нежно ведет пальцами по щеке, затем большим очерчивая контур нижней губы и слегка оттягивая вниз, прежде чем поцеловать.

Настолько идеально откликается на все невысказанные желания, что это кажется чем-то невозможным. Кларк прижимается губами к чуть шершавому уже подбородку, бросая на Брюса взгляд из-под ресниц, и невольно улыбается в ответ, залюбовавшись тонкой сеткой морщинок, расходящейся от уголков глаз к вискам.

Потом целует в губы - неторопливо, не давя. Просто ласкается, ничего не доказывая, наслаждаясь, словно с давним, выученным любовником, чувствуя, как в груди дрожит теплое, трепетное - влюбленность, нежность, слов не подобрать. Кларк перекладывает его руку со своего бока на шею, и Брюс понятливо зарывается пальцами в волосы, поглаживая.

Лежать бы так вечность, в блаженной, расслабленной полудреме, но это сценарий слишком маловероятный. Да еще подсохшая сперма неприятно стягивает кожу на животе - Кларк о таких мелочах вообще забыл.

- Что? - лениво мурлычет Брюс, когда Кларк, с трудом сосредоточившись на последней мысли, чуть хмурится.

- В душ надо… - неуверенно тянет Кларк в ответ.

- А потом - в бассейн, - оживляется Уэйн, только что больше напоминавший развалившегося на солнышке тигра. - Душ - направо, - указывает ладонью примерное направление. - Бассейн чуть дальше, думаю, не заблудишься, м? Полотенце там в шкафу возьми…

Кларк хватается за протянутую руку, поднимаясь вслед за Уэйном, и ожидаемо попадает в крепкие объятья, сдобренные поцелуями.

Хорошо-то как.

Брюсу безумно идет та “домашнесть”, которую он себе позволяет. Кларку даже кажется, что он выглядит лет на десять моложе, когда, дурачась, тянет его целоваться под воду. Дурацкая идея, но определенно веселая - Кларк хохочет, уткнувшись лбом в крепкое плечо и чувствует себя неприлично счастливым. Словно в диснеевском мультфильме - яркие краски и все почти неприлично хорошо.

То ли обед, то ли ужин - вкусный, без лишних изысков, сытный и в сочетании с хорошим вином. Над пустыней уже начинает темнеть - видно, как полупрозрачные сумерки накрывают шпили исследовательского центра, а окна в лабораториях освещаются изнутри где белым, а где желтым светом.

Неторопливый, чувственный минет в душевой - Кларк сначала помогает Брюсу вымыть пену из волос, ловя себя на мысли, что ему безумно, безумно нравится прикасаться к нему, а потом опускается на колени и берет в рот тяжелый, красивый обрезанный член, наглаживая языком головку. Брюс выключает воду, со стуком прижимается затылком к стене, и стонет все то время, пока Кларк отсасывает ему, перед самым краем срываясь на короткие, поскуливающие вздохи, и Кларк просто обнимает свой член ладонью и кончает от этих звуков и ощущения мягко ударяющейся о заднюю стенку горла головки.

Уже поздно вечером Кларк снова созванивается с Перри, договаривается завтра после обеда быть в редакции, получает сдержанную похвалу - это почти что пулитцеровская премия от Перри Уайта, - пока Брюс, оперевшись спиной о его плечо ищет какой-нибудь пригодный для просмотра фильм, одновременно внося правки в какой-то документ, название которого Кларк честно старается не разглядывать.

Утром Кларк просыпается то ли от неторопливых поцелуев в шею, то ли от ласково скользящей по груди ладони. Широкой, теплой мужской ладони, уверенно пощипывающей затвердевшие соски и опустившейся на налившийся тяжестью член.

- Доброе утро, солнце, - мурлычет Брюс потеревшись носом о тонкую кожу за ухом.

- Доброе… - голос подводит, срывается от нахлынувшего возбуждения. Разморенное сном тело так чувствительно, что Кларк едва сдерживается, чтобы не застонать, когда между ягодиц скользит влажная головка, но член в горячей ладони недвусмысленно дергается, и Брюс большим пальцем размазывает выступившую на кончике влагу, обнажая темно-розовую головку.

- Хороший мой… - хрипловато мурлычет Брюс, прихватывая губами кромку уха. - Как спалось?

- Отлично, - Кларк довольно щурится, оставляя при себе комментарий про то, что спалось мало, но крепко, и переворачивается на спину, потягиваясь всем телом, приятно ноющим после бурной ночи.

Хорошо вот так целоваться по утрам - лениво, неторопливо, глубоко. Кларк почти не замечает, как оказывается на Уэйне верхом - Брюс просто плавно затаскивает его на себя, не прекращая целовать, и отрывается от губ только когда Кларк притирается ягодицами к твердому члену.

- Попробуешь? - Брюс смотрит из-под ресниц, еще немного сонный, но определенно очень возбужденный, судя по прижимающемуся к заднице Кларка члену.

Кларк кивает и пробует. Неторопливо, по полдюйма впускает его в себя, ловя совершенно особенное наслаждение от того, как медленно растягиваются мышцы вокруг чужой толщины, как неторопливо тело сдается под напором до тех пор, пока не принимает Брюса полностью. Затем - упереться ладонями по обе стороны от плеч, и так же медленно, с наслаждением, сняться с члена, чтобы тут же опуститься вновь.

У Брюса глаза почти закрыты и ресницы дрожат, а рваное дыхание иногда перемежается короткими, отрывистыми стонами. Кларк пользуется возможностью вычертить ладонями рельефные мышцы, исчерченные невероятным количеством тонких шрамов, гладит плечи, грудь, живот, а потом - в обратном порядке.
постепенно наклоняясь, чтобы прижаться губами к губам. Брюс отвечает тихим стоном, прежде чем разомкнуть губы для поцелуя, и крепко обхватывает Кларка за задницу, придерживая прежде чем глубоко и сильно толкнуться внутрь.

- Еще! - выстанывает Кларк раньше, чем сообразит, что что-то говорит. Вдоль позвоночника словно электрическая волна прокатывается. Наверх, к легким, а потом обратно, концентрируясь в паху лихо закрученным тугим узлом.

Через полдюжины толчков, когда Кларк почти уже видит перед глазами звезды, Уэйн останавливается, опуская бедра на кровать, и Кларк, выгнувшись в спине, несколько мгновений просто слегка двигается взад-вперед на его бедрах, наслаждаясь движением внутри, постепенно набирая темп и соскальзывая в пропасть неприлично быстро, как только находит идеальный угол.

Так и замирает, коротко, резко двигая рукой на члене и сжимая Брюса в себе, сквозь ресницы наблюдая, как белесые капли ложатся брызгами на грудь, шею и лицо любовника. Уэйн неторопливо, словно смакуя, слизывает его семя с губ, поглаживая по бедрам и мягко сталкивая на постель - Кларк протестующе стонет, чувствуя, как твердый член выскальзывает из растянутой дырки, но восторженно замирает, чувствуя, как Брюс ложится сверху, снова толкаясь внутрь еще раньше, чем Кларк более менее устойчиво упрется коленями и локтями в постель.

Теперь Брюс двигается неторопливо, зацеловывая загривок и плечи, обнимая одной рукой, жарко дыша между лопаток, когда Кларка выгибает сладостной судорогой. Рычит, кончая на глубоком толчке, и доводит Кларка рукой, нежно и правильно поглаживая потемневшую головку.

Потом они лежат на боку, и Кларк облизывает испачканные в его сперме пальцы Брюса, прислушиваясь к его теплому дыханию за своей спиной.

Все хорошее имеет свойство слишком быстро заканчиваться, и, несмотря на то, что мысль эта общеизвестная и банальная, легче от этого не становится ни на йоту.

- Эй, не грусти, чудо-мальчик, - мурлычет Брюс на прощание, уже в Метрополисе, настояв на том, что так будет удобнее, несмотря на то, что чемодан с некоторыми вещами у Кларка остался в Готэме. Вещи пришлют, а частный самолет с медленным, сладостным минетом от его владельца, это в неисчислимое количество раз лучше, чем дурацкий эконом-класс.

- Не грусти, - повторяет снова, несмотря на то, что Кларк старается улыбнуться, потому что маска делового, профессионального и уверенного в себе журналиста, никак не хочет ложиться на место. Кларк чувствует себя обнаженным - уже эмоционально, и ему это не нравится.

- Скоро увидимся, - Брюс на прощание целует его в висок, в уголок губ и, наконец-то, в губы, так трепетно и нежно, что в груди щемит.

Кларк конечно понимает, что увидятся. На очередном благотворительном приеме или концерте, еще где-нибудь, где их столкнет работа Кларка и положение Уэйна.

Но еще раз - вот так? Навряд ли. Никому из них от этого лучше не будет, ни Супермену, ни готэмскому миллиардеру.

Но на поцелуй Кларк отвечает по-юношески страстно, благодаря и прощаясь одновременно.

@темы: NC17, Брюс Уэйн, Бэтмен, Кларк Кент, СуперБэт, Супермен, слэш